• Нур-Султан, 0 ℃
  • Алматы, +1 ℃
  • Шымкент, +1 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

«Новый законопроект по улучшению предпринимательской деятельности»

  • Видео
Уважаемые пользователи! 25 августа в 17:00 в студии BNews.kz прошла онлайн-конференция на тему «Новый законопроект по улучшению предпринимательской деятельности» с участием директора департамента развития предпринимательства Министерства национальной экономики РК Галией Джолдыбаевой.                         

Ведущая. Это онлайн-конференция информационного портала Bnews.kz. Меня зовут Мадина Аргын. Здравствуйте! Количество требований проверочных листов в сфере СЭС сокращено на 85% - с 14 000 до 1 700 требований. Такая информация была озвучена на Заседании Экспертной группы по вопросам Предпринимательства. Какие еще меры предпринимаются государством для того, чтобы снизить издержки для отечественных бизнесменов? Об этом, и в целом, о том, какая работа сегодня проводится в Казахстане по дерегулированию бизнеса мы сегодня поговорим с Директором Департамента развития предпринимательства Министерства Национальной экономике Республики Казахстан Джолдыбаевой Галией Тагибердиевной. Галия Тагибердиевна, здравствуйте!

Г. Джолдыбаева. Добрый день!

Ведущая. Я рада Вас приветствовать в нашей студии. Наш разговор я бы хотела начать вот с какого вопроса. В Послании народу Казахстана от 31 января нынешнего года Главой государств была поставлена очень чёткая задача – разработать к 1 июля текущего года системные меры по дерегулированию бизнеса. Хотелось бы узнать, какие подходы были приняты Министерством Национальной экономики для решения поставленной задачи?

Г. Джолдыбаева. На самом деле, дерегулирование – это некое послабление регулирования бизнеса в целом. Мы к этой работе идём и системно проводим уже не первый год. То, что Глава государства дал такое конкретное поручение, чтобы принимали системные меры и двигались в нескольких направлениях – это прозвучало впервые. Мы сейчас провели очень большую комплексную работу. Для этого подходы были выработаны методом рассмотрения. Мы уже несколько лет ведём исследования в отрасли контрольно-надзорных функций государства, разрешительной системе, саморегулировании. Кроме того, нам необходимо было понять потребности в послаблении такого регулирования со стороны бизнеса. Поэтому мы применили метод опроса бизнеса. Какие есть проблемы и какие проблемы регулирования в предпринимательской деятельности существуют? Поэтому было проведено несколько исследований со стороны Министерства Национальной экономики с привлечением Национальной палаты предпринимателей и озвучены все проблемные вопросы. Формат «дерегулирования» охватывает не только вопросы ослабления или совершенствования регулирования, а в целом охватывает решение проблемных вопросов бизнеса.

Ведущая. А можно немного конкретизировать? Какие основные?

Г. Джолдыбаева. Я бы хотела остановится на том, что всю эту работу мы провели в нескольких направлениях. Первое – это контрольно-надзорные функции. Мы полностью провели ревизию и стояла задача – сократить нагрузку на бизнес, путём сокращения контрольно-надзорных функций. Второе – это определение информационных инструментов. На сегодня бизнес даёт очень много отчётов и информации в государственные органы, но при этом мы не знаем объём. А это, естественно, нагрузка на бизнес. Порой берут штатную единицу, для того, чтобы предоставлять информацию в государственный орган. У нас стояла задача – ревизировать, понять историю и, если нет необходимости для предоставления отчётности, просто применить метод гильотина и отрезать. Третье направление – это продолжение систематизации, продолжение совершенствования разрешительной системы. Мы сегодня на законодательном уровне уже урегулировали разрешительную систему государственных органов. То, что государство выдаёт разрешение – это у нас уже есть в Законе. Если ты в Закон этот не попадаешь, значит у тебя нет государственного урегулирования и ты его осуществляешь незаконно. Но, к сожалению, у нас остался не разрешённым вопрос разрешительной системы между бизнесом. Есть субъекты естественных монополий, которые представляют разрешительные документы, разрешительные процедуры. Это, те же, коммунальные услуги, которые предоставляются бизнесу. Чтобы присоединиться к услугам субъекта естественных монополий, я должна выполнить определённые условия бизнеса. А эти услуги жизненно важны, чтобы мой бизнес начал развиваться и работать. В этой связи, мы ввели разрешительную систему для субъектов естественных монополий и субъектов квазигосударственного сектора. Для начала производства, необходимо иметь земельный участок, чтобы поставить это производство. В целом, мы провели ревизию, сколько у нас разрешительных систем и применили метод гильотины там, где нет необходимости и эффективности в той или иной разрешительной системе. Можно ли вообще считать это разрешительной системой. Следующее – это развитие института саморегулирования. Не для кого не секрет, на сегодняшний день у нас есть Закон саморегулирования, но, к сожалению, этот институт очень плохо развивается. Мы пытаемся в тех поправках, которые мы разработали, развивать этот институт. Само понятие «саморегулирование» вводилось для того, чтобы больше дать полномочий для бизнеса, чтобы он регулировал этим бизнесом. В большей степени мы ориентировались на добровольное саморегулирование. Мы считаем, что добровольное саморегулирование – это то, что идёт ещё с 17-18 вв., когда собирались гильдии мастеров, ремесленников в ассоциации и защищали свои интересы. В этой ассоциации работали настоящие профессионалы и они редели за то, чтобы их стандарты и качество услуг были на высоком уровне. Мы думаем, что и обязательное саморегулирование не мало важно. Сегодня находится в Парламенте проект Закона по оценочной деятельности. Там рассматривается вопрос саморегулирования в отрасли. Следующее направление – это исключение норм, препятствующих развитию конкуренции. Здесь наши коллеги поработали со своим исследованием по опросу бизнеса об исключении, например, исключительных прав некоторых предприятий государства. Для того, чтобы войти в какую-нибудь отрасль, частному бизнесу необходимо получать какие-то услуги, но при этом необходимо проходить не через государственные органы, а через государственные организации, которые являются, непосредственно, конкурентом этого частного сектора. На законодательном уровне мы такие нормы тоже рассматриваем. По возможности, там, где нет государственных монополий, исключаем такие моменты. Следующее – это фронтальное снижение издержек бизнеса, при входе на тот или иной рынок, когда он начинает свой бизнес. Эти издержки могут быть выражены как в ценах, так и в процессуальном формате. Контрольно- надзорные функции мы рассмотрели в сфере 114 функций, в рамках 17 государственных органов и 32 их ведомств. Захватили 114 контрольных сфер, предусмотренных Предпринимательским кодексом и 18 сфер надзора и пошли по нескольким пунктам. Первое направление – это контрольно-надзорные функции. В этом направлении по ревизии мы поставили несколько целей для себя: исключить дублирующие функции, исключить необходимость функций, исключить неработающие функции государственных органов, которые за ними были закреплены. Поставлена была задача, что, если исключается функция, то исключить численность инспекторов. Кроме того, стоял вопрос проведения эффективности мониторинга этих контрольных функций, сокращения требований при проведении проверки, сокращения оснований для внеплановых проверок. По дублированию контрольно-надзорных функций на сегодняшний день мы можем с чёткой уверенностью сказать, что 100% дублирования мы исключили. Было выявлено из 114 сфер контроля дублирующие функции – это 20 сфер из 114 сфер контроля, а из 16 сфер надзора исключили 3 сферы. Было проревизировано 540 функций государственных органов, из них мы исключаем 30% - порядка 165. Мы дали предложение в Правительство о сокращении 1137 инспекторов-контролеров по всему Казахстану. Кроме того, мы проводили работу именно в этом направлении и у нас есть проверочные листы. Для того, чтобы инспектору проверить бизнес, нужно прийти и показать, что он проверяет по конкретным вопросам. Для этого есть утверждённый нормативно-правовым актом проверочный лист. Бизнес должен знать, что к нему пришли проверять по конкретным вопросам. У СЭС большое количество проверок проводилось именно этим государственным органом и всегда поток жалоб бизнеса шёл к этому государственному органу. Мы проверили проверочный лист, он содержал 83 требования. Когда мы изучили эти требования и оказалось, что он содержит в себе порядка 12 тысяч требований. Это больше напрягало бизнес. Сегодня мы опять таки применили метод гильотины. Там, где государственный орган не мог отстоять, что требование необходимо, мы из 12 тысяч требований вывели на 2 тысячи. Также, очень углубленно мы изучали основания для внеплановой проверки. В целом, когда в 2015 году мы переходили на оценку рисков, мы выявили, что система оценки рисков предусматриваем не повальные плановые проверки, а только проведение проверок деятельности нарушителей. То есть, государственный орган, применив соответствующую методологию, выбирал нарушителей методом мониторинга, скоринга, камеральной проверки и выходил на их проверку. Это не плановая проверка, это проверка по графику. В течении 2016 года было проведено более 1001 проверок. По сравнению с 2013 годом, есть снижение на 45% проверок по бизнесу. Но внеплановые проверки растут. Государство каким-то образом выходило на внеплановые проверки, а у нас только 12 оснований для внеплановых проверок. И мы задумались, где мы можем минимизировать коррупционные возможности государственных органов и дискриминационные полномочия. Ко мне очень много бизнеса обращается, что к ним приходят с проверкой, они не требуют акт или приказ проверки и говорят, что им легче «развести». Необходимо больше говорить, чтобы бизнес знал, что просто так невозможно проверить бизнес. И эта реформа, которую мы сегодня предлагаем для бизнеса, в виде профилактического контроля, это больше помощь для бизнеса. В чем заключается сегодня новая реформа, которую мы хотим бизнесу предложить, в рамках контрольно-надзорных функций, - это введение профилактического контроля. Государственный орган не должен приходить к бизнесу, как каратель, а его функции должны поменяться, и он будет приходить, как помощник. Если более 2-х раз мы выявляем системные нарушения, только в том случае заходят на внеплановую проверку. Мы сейчас прививаем государственным органам не такой формат, чтобы они выявили и наказали, а выявили, помогли и подсказали, предупредили, а потом уже, если он недобросовестный, то приходить и наказывать. Вот это реформа, которую мы предлагаем.

Ведущая. Я Вас сейчас слушала и у меня только один вопрос – когда нашему бизнесу работать, когда их либо проверяют, либо они ждут проверки?

Г. Джолдыбаева. На самом деле, так оно и происходит.

Ведущая. А я напомню, что это онлайн-конференция информационного портала Bnews.kz. Сегодня мы обсуждаем новый Законопроект по улучшению предпринимательской деятельности. У нас в гостях Директор Департамента развития предпринимательства Министерства Национальной экономике Республики Казахстан Джолдыбаева Галия Тагибердиевна. Возник такой интересный вопрос по поводу Институтов саморегулирования. Что данный институт даст для предпринимателей? Готово ли наше предпринимательское сообщество к такой реформе?

Г. Джолдыбаева. Очень хороший вопрос, спасибо. На самом деле, институт саморегулирования мы ввели в прошлом году, в мае месяце. В большинстве случаев, Закон, разрабатывался для того, чтобы мы дали возможность предпринимателю самому участвовать, путём определённого сообщества. Это сообщество взяло на себя какие-то функции государства и регулировало бизнес, как своего члена. Но если это сообщество действует от имени государства, то, естественно, на это сообщество ложится соответствующая ответственность. Он отвечает за безопасность отрасли, регулирует своих членов, чтобы качество предоставляемых услуг было на соответствующем уровне. В первую очередь – это сохранение всех условий техники безопасности. Самое главное то, что стоит выше – это то, что ведомственные стандарты, стандарты отрасли и предприятий гораздо выше тех стандартов, которые были в обязательном порядке. А обязательное саморегулирование – это когда государство даёт часть или всю компетенцию, в части регулирования бизнеса. Мы больше ориентированы на то, чтобы государство, когда появлялось обязательное саморегулирование, отходило в сторону и было наблюдателем. Для того, чтобы выдерживать баланс потребителя, предпринимателей и этого сообщества. При этом контролирует функции членов само сообщество, то есть – саморегулируемая организация. А государств контролирует деятельность саморегулируемой организации, смотрит правильно ли она действует в отношении своих членов. Поэтому, все правила и стандарты будут проработаны с таким учётом.

Ведущая. То есть, это будут ассоциации?

Г. Джолдыбаева. Это будут ассоциации, либо иная некоммерческая форма, предусмотренная Законодательными актами. Если это обязательная саморегулируемая, то предусматривается через отраслевой закон. Есть отраслевые законы, где должно быть предусмотрено, что есть обязательные саморегулируемые организации и тот, кто заходит на этот рынок, должен быть обязательно членом этой саморегулируемой организации. Причем общность может быть, как одна отрасль, так и множество, в зависимости от отраслевой специфики. На сегодня уже потенциально в оценочной деятельности предусматривается не менее 3-х саморегулируемых организаций. Есть требование, что в одной саморегулируемой организации должно быть не менее 300 членов. Это признак создания – не менее 300 оценщиков. У нас в стране зарегистрировано более 2000 субъектов оценочной деятельности, а действующих – порядка 1000. У каждого стандарт работы должен быть собственный, должен быть вход на рынок, правила по применения своей деятельности, как уставного. В аудиторской деятельности на сегодняшний день существует 3 ассоциации, которые работают и уживаются между собой. Мы должны рассчитать все издержки и после этого говорить – эффективно ли будет саморегулирование в той или иной отрасли.

Ведущая. При подготовке Закона учитывался мировой опыт. Все-таки, мы не первые и не последние, кто идет по пути дерегулирования. С учетом каких мировых трендов готовился наш Законопроект?

Г. Джолдыбаева. Сегодня Законопроект, действительно, разработан. В, порядка, 100 Законов мы заходим, в рамках совершенствования регуляторного государственного регулирования в предпринимательской политике. Порядка 750 поправок в Законы – начиная от поддержки бизнеса и заканчивая регулированием правил деятельности отраслей. Если Вы помните, в 2014 году мы разрабатывали, по поручению Главы государства, кардинальные меры по усовершенствованию регулирования предпринимательской деятельности, а сегодняшний разрабатываемый Законопроект более масштабный и прогрессивный. Первый этап мы провели в 2014 году, а это второй этап. Мы применили здесь опыт иностранных государств. Применили много методов собственного производства. Во всех наших законах применяются метод гильотина - исключения и метод, когда мы не ждем, то есть, мы устанавливаем определенный срок и если в этот срок не реагируют, то будет считаться согласием – принцип «молчание – знак согласия». Только Казахстан применяет это принцип.

Ведущая. То есть, если поступает какой-то запрос от бизнеса и в течении 5 рабочих дней нет ответа...?

Г. Джолдыбаева. Считается, что он получил согласие от государственного органа и он может работать. Такой принцип существует. В целом, Законопроект очень емкий, он обсуждался со многими сообществами, проводили совещания по всем вопросам. Практически каждый день заседала Экспертная группа при Правительстве РК, где присутствуют независимые эксперты. Очень большую помощь Комиссия оказала. Не один год они занимаются ревезированием и аналитикой контрольно-надзорных функций и разрешительных систем. Было большое их подспорье в разработке именно таких требований и продвижения сегодняшней реформы, которую мы предлагаем, - это профилактический контроль.

Ведущая. К сожалению, наш эфир подходит к концу. Я напомню, что сегодня мы обсуждали новый Законопроект по улучшению предпринимательской деятельности. У нас в гостях был Директоро Департамента развития предпринимательства Министерства Национальной экономике Республики Казахстан Джолдыбаева Галия Тагибердиевна. В студии работала Мадина Аргын. До свидания! 

Hype news

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
Наверх