• Нур-Султан, -4 ℃
  • Алматы, +5 ℃
  • Шымкент, +6 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

Как эффективно использовать земли сельхозназначения?

  • Видео
В «100 конкретных шагах по реализации реформ» глава государства заострил внимание на введении в рыночный оборот земель сельхозназначения для их более эффективного использования. Вместе с тем, президент рапорядился начать передачу неиспользуемых угодий в государственный фонд. Об этом, а также о ситуации с падежом скота в Кызылординской области, ценах на пшеницу предстоящей осенью и социальных сетях, в эксклюзивном интервью рассказал Министр сельского хозяйства РК Асылжан Мамытбеков. Онлайн-конференция на портале BNews.kz состоялась 15 августа в 12.00. 

Ведущая: В преддверии осени и нового сельскохозяйственного сезона о проблемах и новостях отрасли мы поговорим с Министром сельского хозяйства Республики Казахстан Асылжаном Сарыбаевичем Мамытбековым. В эфире онлайн-конференция на информационном портале BNews.kz. Вы смотрите нас в прямом эфире и можете в любое время присоединиться к диалогу. Асылжан Сарыбаевич, мы рады вас приветствовать в нашей студии.

А. Мамытбеков: Добрый день!

Ведущая: Спасибо, что нашли время для нас. В 100 конкретных шагах по реализации реформ, глава государства обратил внимание на введение в рыночный оборот земель сельскохозяйственного назначения для их более эффективного использования. Какая работа сейчас ведется в этом направлении?

А. Мамытбеков: Это очень важный вопрос, прежде всего, для сельского хозяйства, потому что любое сельскохозяйственное производство начинается с земли. Нет земли – нет и аграрного бизнеса. Вопрос эффективного землепользования земельных ресурсов очень актуальный. Ко сожалению, в этой области у нас не все в порядке. Соответственно, Глава государства уделяет этому вопросу очень большое внимание. Несмотря на то, что 2003 году в Земельный кодекс были внесены большие концептуальные изменения и внедрена частная собственность, к сожалению этот институт не развился. Всего лишь около полутора процентов земель сельского хозяйства сейчас находится в собственности, остальное все находится во временном землепользовании. Соответственно, у многих пользователей отношение к земле временщиковое. Очень часто землю используют так, что она ухудшается. Также мало применяется удобрения. Есть очень много земель, где заражены различными сорняками. Поэтому в этих случаях надо предпринимать радикальные меры. И в соответствии с этой большой реформой 100 шагов один из шагов направлен на стимулирования эффективного землепользования. Сейчас создана рабочая группа. Она очень активно работает над этим вопросом. Основное направление этой работы заключается в том, чтобы стимулировать переход от временного землепользования к частной собственности. Например, есть проблема, что земельный налог равен на цене земли, что неправильно. То есть когда выкупать землю, это требует огромных ресурсов. Поэтому многие находятся в 49 летней аренде и даже не пытаются покупать. Вторая проблема – это сама арендная плата и земельный налог очень низкие, и это позволяет землю держать впрок. Многие получившие землю держат ее на запас, и поэтому многие пастбища у нас пустуют. Многие пашни у нас не засеваются. Земля как общественный актив используется не рационально. Она не генерирует доход. На ней нету производства. Соответственно нет рабочих мест. Э этих случаях один из способов – это внедрение такого экономического рычага, чтобы этот актив заработал. Чтобы туда пришли эффективные землепользователи надо увеличить нагрузки платы за землю. Пусть будет налог на землю, пусть это будет аренда. В прошлом году такие изменения были внесены в Земельный кодекс. И уже мы чувствуем эффект. Например, только в Кустанайской области с начала года в государственный фонд возвращено более 250 тысяч гектаров земли. Та земля, которая раньше имела пользователей, и они не собирались ее возвращать. К сожалению, за годы независимости у нас нет судебного прецедента, чтобы по иску государства, земля была возвращена как не целевое и было нерациональное использование. Экономический рычаг сейчас без всяких судебных процедур заставляет либо самому работать, либо найти партнера и открыть новое производство, либо же вернуть землю государству. Все три варианта будут для общества полезными.

Ведущая: В 100 шагах как раз таки упоминалось о мониторинге земель сельхозназначения для передачи в государственный фонд.

А. Мамытбеков: Да, земля, которая будет проходить в государственный фонд будет находить новых землепользователей. Тем людям, которые имеют возможности вложить деньги, чтобы открыть свой аграрный бизнес, или расширить существующее производство, они сталкиваются с проблемой отсутствия земель или ограниченности этих земель. В то же время эти земельные площади сельхозугодия пустуют. Вот такое вот парадоксальное явление наблюдается одновременно. То есть люди, которые хотят работать на этой земле не могут получить земли, которые давно розданы и не работают.

Ведущая: Асылжан Сарыбаевич, в Кызылординской области сохраняется режим карантина и чрезвычайной ситуации. По последним данным там погибло свыше 1300 голов мелкого рогатого скота при общем количестве в 736 тысяч. Можно ли считать окончательной причиной массового падежа пастереллёз и энтеротоксомию, и возможно ли было избежать проблемы?

А. Мамытбеков: Сказать, что это массовый падеж конечно нельзя. Потому что это только в Кызылординской области. Там скотов около миллиона. И погибло за сезон, за проблемное время, когда проявляются эти болезни с желудочнокишечными заболеваниями. В летнее время, особенно в июле стояла очень жаркая и сухая погода. И в это время проявляются эти болезни. Во многом это в зоне ответственности самих фермеров. Это надо понять и не ждать, что государство должно полечить чей то скот или сделать там какие то профилактические мероприятия. Мы должны избавиться от этих мыслей. Скот это частный, соответственно, и ответственность должна быть частной. И наоборот, государство должно привлечь к ответственности, за то, что он подвергает риску своих соседей. Потому что эта болезнь может переходить не только на его стадо, но и на соседнее стадо. То есть, он представляет угрозу предпринимателям, которые занимаются аналогичным бизнесом по соседству. Государство отвечает всего лишь за это. Есть соответствующая инфраструктура, лаборатории, осуществляется определенная контроль, но здесь этот очаг локализовался. К сожалению, государство вынуждено опять вакцинировать, хотя этот скот частный. В Европе, Австралии или Америке никому и в голову не придет, что государство должно будет вакцинировать чей то скот. Они сами имеют своих ветеринаров, в крайнем случае имеют навыки и знания. Покупают ветеринарные препараты, как один из потребностей бизнеса. Это мы должны понять. А нас мышление такое, что государство должно все делать для кого то.

Ведущая: А что касается банка вакцин? К этому государство тоже не имеет отношения?

А. Мамытбеков: Банк вакцин – это мера, которая сейчас развивается на основе субрегионального офиса международного бюро. То есть этот банк вакцин будет принадлежать международной организации. И он создается за счет денег этой международной организации. И он будет направлен на то, чтобы решать проблемы в основном в регионе Средней Азии и Кавказа. Он будет создаваться для того, чтобы в странах, где не могут держать запас вакцин делать его и возвращать за счет его же бюджета. Для нас это выгодно, что мы не отвлекая наши государственные деньги будем все таки положительно влиять на обстановку странах-соседях, откуда во многом приходит эта зараза, такие как сибирская язва и многие другие.

Ведущая: Насколько мне известно, весной наша страна получила статус страны, свободной от ящура, который был присвоен Международным эпизоотическим бюро. Какие возможности для нас открывает этот статус и является ли он преимуществом с точки зрения ветеринарной безопасности?

А. Мамытбеков: Да, мы в мае месяце на очередной сессии международного бюро получили этот статус на 9 наших областей. Южные области, начиная с Кызылординской, Южно-Казахстанская, Жамбылская, Алматинская область этот статус до сир пор не имеют. Мы работаем над этим и надеемся, что получим по этим областям в следующем году. Это по сути дает нам зеленый билет, дает нам возможность экспортировать животноводческую продукцию во все страны мира. Это не гарантия. Но мы имеем возможность реализовать экспорт. Без этого никак. Это принято во всем мире. Мы уже три года в стране не имеем вспышек ящера. Но надо отметить, что получение статуса – это не означает, что у нас не будет вспышек. У нас есть неблагополучные соседи, есть природные очаги этой болезни. У нас есть старые захоронения. Соответственно, риск всегда будет оставаться. Потому что, он нам не подконтролен. Например, при наводнениях, при каких то природных катаклизмах у нас могут быть вымыт очаг сибирской язвы, например как в западноказахстанской области. Это большой риск. Он может реализоваться в любое время. Но большое преимущество получения этого статуса – это то, что мы наладили соответствующую процедуру и технология, что в случае получения каких то проблем, локализуется не вся страна и не весь административная территориальная единица, в которой иногда помещается несколько европейских стран. В соответствии с кодексом, будет локализоваться всего лишь радиус этой территории. Остальные территории могут выходить на экспорт. Когда у нас политика направлена на развитие экспорта, это очень важно.

Ведущая: Уважаемые интернет-пользователи, я напомню, что сегодня у нас в гостях Министр сельского хозяйства Республики Казахстан Асылжан Сарыбаевич Мамытбеков. И мы продолжаем тему. Асылжан Сарыбаевич, традиционный вопрос перед наступлением осени. В каком объеме ожидается производство зерна в этом году и не ожидается ли повышение цен на внутреннем рынке?

А. Мамытбеков: Да, мне ваши коллеги часто задают вопрос, сколько будет вес урожая, сколько будет урожайность. Я часто отвечаю, что очень сложно делать прогнозы заранее, потому что мы работаем в зоне рискованности. Это будет формироваться после уборки урожая, иногда даже мы окончательный отчет получаем по урожаю текущего года только на следующий год. Поэтому, у нас нет больших весов, как все думают. У нас нет служб, которые ежедневно измеряют. Все эти данные собираются из источников, как органы местного управления. Поэтому, естественно, они не могут быть точными. Но этот год благоприятен для зерновых, несмотря на поздний посев. Сейчас состояние хорошее. Идет последняя фаза. Поэтому мы надеемся, что урожай будет выше среднего. Я даже не могу сказать приблизительно. Мы прогнозируем, что будет неплохой урожай. У нас цены зависят от соотношения спроса и предложении. Спрос у нас постоянный, примерно с 6 миллионов тон. Мы производим около 6-7 миллионов тон. Последние годы мы проводили усиленную диверсификацию. Это очень благополучно сказывается. Мы надеемся, что цена на рынке зерновых будет складываться очень благоприятно.

Ведущая: Асылжан Сарыбаевыч, вы один из немногих руководителей, который открыт для прессы, имеет достаточно активные аккаунты в популярных социальных сетях Фэйсбук и Твиттер. Вы лично ведете свои странички? Насколько помогает такая форма обратной связи решать проблемы вашей отрасли?

А. Мамытбеков: Да, я лично веду и мониторю за своими аккаунтами. Сам пишу. Мне в фейсбуке часто задают вопрос, когда пишу лично, они говорят, что это все ерунда, это пишет пресс-служба. Но если бы писала пресс-служба, я думаю, что это было бы видно.

Ведущая: Асылжан Сарыбаевыч, раз мы подошли к этому вопросу, на данный момент готовится законопроект о сельскохозяйственной кооперации. На эту тему были многочисленные общественные дискуссии. Как вы считаете, стоит ли фермерам объединяться в кооперативы?

А. Мамытбеков: Естественно, стоит. Это можно сказать одна из основных проблем нашего сельскохозяйственного бизнеса. Каждый закрылся в себе, и это приводит к высоким издержкам производства и к большим расходам, при решении каких то вопросов обеспечении химии и техники. И эти вопросы фермер решает самостоятельно. Соответственно, здесь необходима кооперация и она решит очень многие проблемы. Кооперация не должна быть директивной и сверху вниз или заставляемой. Инициатива должна идти снизу. Фермеры должны прочувствовать пользу кооперации. Государство должно убрать барьеры при кооперации. К сожалению, в законодательстве сделано так, что объединении фермеры получают больше забот, чем сейчас. Например, если они используют единое вложение налога, при объединении при кооператив он совсем по другому платит налоги. Налогонагрузка вырастает, соответственно, он не хочет этих проблем. Многие льготы не распространяются на сельхозкоорперативы. Есть проблемы организационного характера. Очень много деталей в законе, которые трудно использовать при практике. Законопроект, который сейчас рассматривается, как раз таки учитывает эти проблемы.

Ведущая: Можно ли сказать, что законопроект в скором времени будет одобрен?

А. Мамытбеков: Он уже в Мажилисе. Скоро будет в Сенате. Мы надеемся, что очень скоро он будет принят и начнет действовать в ближайшем времени.

Ведущая: Асылжан Сарыбаевыч, спасибо Вам большое за интересное интервью. Спасибо, что пришли в нашу студию.

А. Мамытбеков: Всегда пожалуйста.

Ведущая: Итак, дорогие интернет-пользователи. На этом наша онлайн-конференция завершается. Я напомню, что сегодня у нас в гостях был Министр сельского хозяйства Республики Казахстан Асылжан Сарыбаевич Мамытбеков. Всего вам доброго и будьте в курсе!

Hype news

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
Наверх