Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, -9 ℃
  • Алматы, -2 ℃
  • Шымкент, +4 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

Эксперт: необходимо увеличить казсодержание в секторе ВИЭ

  • Видео

Достигнет ли зеленая энергетика 50% генерации к 2050 году? Как построить бизнес в секторе ВИЭ? Почему нужно увеличить казахстанское содержание в зеленой энергетике – на эти и другие вопросы в интервью в проекте BNews Online ответил Председатель  Ассоциации возобновляемой энергии Казахстана Арман Кашкинбеков.

Это «Bnews Online» меня зовут Дамир Айдаров, здравствуйте. Как в Казахстане развивается зеленая энергетика? Почему ветровые и солнечные электростанции сегодня – пока дорогое удовольствие? Какие меры поддержки ВИЭ существуют в Казахстане?

Об этом мы будем сегодня беседовать с нашим гостем – председателем Ассоциации возобновляемой энергии Казахстана Арманом Кашкинбековым.

Добрый день, Арман!

А.Кашкинбеков: Добрый день.

Д.Айдаров: Прежде чем мы перейдем к основной части нашей беседы, расскажите немного о себе – почему Вы решили заниматься зеленой энергетикой?

А.Кашкинбеков: Спасибо за приглашение в студию Bnews, всегда очень приятно здесь находиться.

Ну, мой путь, на самом деле, знаете, – это трансформация человека, поскольку я начинал карьеру с углеводородов, с компании «KazakhOil», «КазМунайГаз», также был металлургом и так далее. Но четыре года назад, с 2015 года и я понял, и меня пригласили возглавлять новую ассоциацию, новое направление возобновляемых источников энергии. В 2015 году мало кто знал про это, не было еще ЕХРО, не было еще вот этого драйва, никто не говорил об этом каждый день.  Сейчас, конечно, спустя 4 года я уверен, что у нас уже достигнуты серьезные результаты, отношение населения уже поменялось, есть, о чем говорить, что рассказать, и опять-таки, хотелось бы акцентировать внимание – Казахстан что в других отраслях, что в сфере новой чистой энергии очень быстро идет в своем развитии, за 4 года мы уже добились больших успехов. Сейчас возглавляю Ассоциацию возобновляемой энергетики Казахстана – это старейшая, крупнейшая ассоциация в нашей стране.

Вы знаете, вот для крупных инвесторов есть Совет иностранных инвесторов, для нефтяников есть KazEnergy, для металлургов есть АГМП, для всех, кто строит и инвестирует в чистую энергию – есть наша ассоциация, официально аккредитованная Министерством энергетики, Министерством теперь уже экологии, геологии и природных ресурсов РК и Национальной палатой предпринимателей «Атамекен». Мы объединяем более 100 членов – это все компании, которые реально работают на этом рынке. Но, хотел бы еще сказать, что мы также открыты и для ученых, для всех людей, которые стартаперы, потому что мы считаем очень важной поддержку казахстанской науки в этом направлении.

Д.Айдаров: 25 сентября пройдет 3-й саммит по возобновляемым источникам энергии, вы являетесь одним из организаторов его. Какие будут вопросы там обсуждаться, что ожидается вообще от этого мероприятия?

А.Кашкинбеков: Да, Вы абсолютно правы, буквально на следующей неделе уже состоится наш 3-й международный традиционный форум, как мы его называем, саммит по чистой энергии. Он пройдет при поддержке Фонда  Первого Президента Казахстана - Елбасы и нашей Ассоциации, всех приглашаем к участию, resummit.kz наш веб-сайт, открыто для  всех, не ставим каких-то барьеров искусственных.

 Цель – это обсудить ситуацию в мире по чистой энергии, новые тренды, а также сделать фокус большой, 3/4  всего саммита – на Казахстане. Какие вопросы, какие проблемы, какие методы предлагаются для решения и поступательного развития этой отрасли вперед, говоря современным популярным языком – устойчивого развития отрасли? Потому что, Вы знаете, говоря о развитии чистой энергии, нельзя забывать и о других отраслях.

Говорить, что ВИЭ – это спасение, нам нужно срочно на них переходить, е думая про традиционную генерацию на угле, не думая про металлургов, нефтяников, другие отрасли – нет, мы будем как раз охватывать  эти сферы. Мы проводим саммит уже в третий раз. В первый раз состоялся там же в 2016 году, второй – в прошлом году, это уже третий, и со следующего года, хотел бы даже маленький анонс сделать, он будет уже постоянно действующим саммитом устойчивого развития, где будут уже не только вопросы ВИЭ рассматриваться, но и энергосбережения, энергоэффективности, смарт-сити, устойчивого развития, водных ресурсов, сельскохозяйственных ресурсов и так далее.

Вы знаете, со времен ЕХРО-2017 прошло уже два года, конечно, у нас такие сессии по зеленой тематике проводятся время от времени, и НФЦА проводит свой фокус-финанс, и на Астанинском экономическом форуме такие сессии проводятся, но они все немного разрозненные, обособленные.

Цель – объединить все усилия и раз в год проводить серьезный форум. Не форум ради форума, сразу бы хотел забежать, может, немного вперед, по итогам его будет принята общая согласованная резолюция, обращение, соответственно, к исполнительным органам Казахстана и правительству о дальнейших предлагаемых шагах по совместной работе, который в течение следующего года, это как протокол мероприятия, мы будем реализовывать вместе с Правительством РК и всеми государственными органами, министерствами, которые должны быть задействованы.

Д.Айдаров: Возможно, приедут представители мировых производителей возобновляемых источников энергии, компонентов. Какие-то договоры предполагается заключить?

А.Кашкинбеков: Вы абсолютно правы, я упустил этот момент, что он у нас называется «международный» не из-за того, что там только казахи будут участвовать. Там будет большое участие международных серьезных спикеров, у нас со-организатором является Организация Объединенных Наций, ее дочерние компании, у нас является со-организатором крупнейшая в мире ВИЭ-ассоциация Solar Power Europe, Bloomberg, очень много иностранных гостей. Мы специально их пригласили, чтобы они поделились своим опытом.

Программа у нас доступна на трех языках на нашем сайте, который я упомянул, можете, кому интересно, посмотреть. По итогам, да, там будут подписываться контракты. Мы делаем фокус на В2В, поскольку чистая энергия, зеленая энергия, мы все понимаем, что это неизбежное будущее мира и Казахстана, то у нас фокус В2В, на заключение контрактов, проведение переговоров между разными компаниями. И да, там будут подписываться определенные документы, в силу конфиденциальности пока не могу их анонсировать, поскольку, ну, Вы знаете, коммерческие сделки любят тишину и именно в этот день они будут объявлены. Там будут участвовать, допустим, все мировые финансовые институты – Европейский банк, Всемирный банк, Азиатский банк, мы также пригласили казахские институты – Байтерек, Sky Bridge Capital.

Знаете, вот, скрытый месседж, или так говорят – линия, как в книге, так и в нашем ивенте – это все-таки начинать делать упор на казахстанское содержание. Я позавчера выступал на большом форуме, в Астане который проводился, в Нур-Султане, Global Innovation Summit, там были серьезные спикеры, главы компаний, Shell и так далее, из Ирландии, и я говорю: знаете, все хорошо, мы знаем, как в мире развивается, но мы не хотим ситуации, когда у нас будет много красивых новых солнечных станций, энергия будет дешеветь и она сравнится, допустим, с угольной; много красивых ветровых станций, гидростанций, мы будем этим гордиться, все будет замечательно. Но там будет минимальный процент работ, товаров и услуг, сделанных в Казахстане, минимальное количество казахстанских суперинженеров, подготовленных и обслуживающих эти станции. К сожалению, нужно сказать, что такие тренды имеются, но мы хотим вот этого избежать в нашей отрасли, поскольку мы начинаем практически с нуля, доля ВИЭ всего 1,3% по итогам прошлого года.

Д.Айдаров: А какие-то компоненты уже делаем? Я знаю, что есть компания Astana Solar, модули для солнечных станций делают, еще какие-то предприятия есть у нас?

А.Кашкинбеков: Да, Вы правы, Astana Solar на слуху, поскольку она, во-первых, давно, а во-вторых, здесь, недалеко даже от этой студии, мимо проезжаем очень часто все. Но она была приватизирована и продана консорциуму китайско-европейских инвесторов, официальный договор был подписан на Астанинском экономическом форуме, всего в мае этого года. То есть, да, это как бы из казахстанских компонентов…

У нас, Вы знаете, чтобы понимали все люди, вся цепочка есть – у нас есть месторождения кремния, у нас есть заводы, которые готовят полуфабрикаты, полупродукты для изготовления солнечных панелей. И вот Astana Solar был финальным изготовителем солнечных панелей. Проблема в том, что технологии в нашей отрасли развиваются стремительно, быстрее, чем в традиционных для Казахстана нефтегазовой, металлургической, строительной отраслях, потому что мы считаем, во всем мире считается, green tech – он идет как флагман развития наряду с искусственным интеллектом, наряду с развитием IT, блокчейна и так далее.

Поэтому, я вот тоже хотел подчеркнуть, что мы проводим саммит не для международных спикеров, их было очень много на ЕХРО-2017, всех видели, со всего мира, ни одного не осталось, кого мы не увидели и не услышали. Теперь пора уже задуматься о местном содержании. Это не простая тема, потому что Казахстан вступил в ВТО, в ЕврАзЭС, есть свободные границы, но, тем не менее, без этого развитие отрасли, я считаю, будет неустойчивым.

Д.Айдаров: Сегодня какие меры поддержки со стороны государства для предприятий, кто занимается зеленой энергетикой, существуют?

А.Кашкинбеков: Да, хороший вопрос. На самом деле, здесь надо быть оптимистом. Честно, на данный момент существует практически вся необходимая законодательная регулятивная база. Прежде всего, это самый главный документ – Концепция перехода к зеленой экономике, утвержденная Елбасы в 2013 году, которая обозначила ключевые моменты развития отрасли – 3% к 2020 году чистой энергии в Казахстане должно быть, и это уже конец следующего года, то есть, не за горами, мы это все увидим, дай Бог. Потом 10% к 2030 году и 50% к 2050 году.

Кроме этого, есть официальный Закон Республики Казахстан о поддержке возобновляемых источников энергии и все нормативные акты, утвержденные на уровне постановления Правительства, и приказы Министра энергетики РК. Мы прошли за небольшой путь – 5-6 лет – очень много ступеней, знаете, потому что мы начали от системы индивидуальных тарифов в конце 2009, 2010-11, потом ввели систему фиксированных тарифов, она проработала года три.

Теперь мы уже с прошлого года успешно запустили систему аукционов. И вот даже сейчас мы с Вами проводим эту беседу, и уже сегодня будет очередной аукцион по ветровым станциям мощностью 20 мВт, вчера я участвовал как член наблюдательного совета. Абсолютно транспарентно, прозрачно, онлайн, через платформу КОРЭМ и, надо отдать должное руководству этой компании, они сделали все по-западному, прямо вот ничего ни добавить, ни убавить. И это очень позитивно, потому что именно целью аукционов является дальнейшее снижение стоимости – и она падает – и привлечение в отрасль долгосрочных стратегических инвесторов.

Но нет пределов совершенству. Мы проводим, в том числе, наш саммит для того, чтобы выискать или подобрать какие-то новые инструменты. Во всем мире они разные. В Америке, допустим, Вы знаете прекрасно, Калифорния – это мировой лидер по солнечным панелям, и там существует система tax credits – налоговых вычетов – что для house hold, то есть, для индивидуальных предпринимателей, так и для компаний.

В Европе, допустим, до сих пор, в основном, фиксированные тарифы, у нас аукционы, где-то еще какая-то схема, чтобы выработать новые механизмы. Очень важно, знаете, сейчас есть программа, которую, скажем так, одна международная организация запускает, они скоро об этом объявят – это субсидирование кредитной ставки через фонд «Даму» и банки второго уровня на кредиты, на лизинг оборудования, тех же солнечных панелей.

Д.Айдаров: Солнечная станция, ветровая электростанция – технологии пока сегодня дорогие. Примерная стоимость электроэнергии какая, если Вы сможете сказать?

А.Кашкинбеков: Да, конечно, я знаю это все наизусть, мне иностранные инвесторы это все задают. Фиксированные тарифы, давайте возьмем солнце, чтобы было понятно, потому что у нас есть солнце, ветер, гидро, биомасса, геотермалка – пять видов ВИЭ. Лидером у нас на данный момент – может, кто-то не знал, 1,3% ВИЭ в Казахстане – являются малые гидростанции. Малые гидростанции – это где? Там, где у нас горные речки, это, соответственно, Восточный Казахстан и Алматинская область, и они занимают порядка 60-65%. На втором месте идет ветер, на третьем солнце, но солнце очень быстро догоняет, потому что, Вы знаете, много новых станций запускается. В Сарани запустили немцы, две недели назад на Капчагае 100 мВт запустили китайцы с казахскими партнерами, членом нашей ассоциации Болатом Абиловым, известным предпринимателем. И доля солнца растет. По цене, возвращаясь к Вашему вопросу: она в прошлом году была 34 тенге 61 тиын за кВт/ч фиксированный тариф, начались аукционы, цены падали до 18 тенге. И Вы знаете, вот сразу хотел бы сказать, потому что все думают, это дорого – здесь не так все просто, потому что мы в Астане платим где-то 16 тенге за кВт/ч, падала она уже в первый год аукционов до 18. Средняя утвержденная приказом Министра энергетики на уровне 29 – это уже 20%-ное снижение за один год, мы ожидаем, что в этом году этот тренд продолжится.

Мы почему говорим, что энергия ВИЭ дорогая? Она на самом деле дорогая, здесь не надо никого обманывать, пока, потому что, во-первых, комплектующие, панели, ветряки – все импортируется. Вот опять-таки, если будет возможность местного содержания, у нас есть металл для производства всех этих ветряков, у нас есть кремний и все заводы-гиганты, которые могут это все легко производить. Знаете, это, как говорится на английском не «rocket science», там, на самом деле, очень простая технология, мы ожидаем, что этот тренд будет дальше. А вот я бы сразу еще хотел добавить, Вы знаете, сейчас очень часто обсуждается вопрос газификации, в том числе и столицы, Нур-Султана, Центрального Казахстана, Караганды и дальше на север. И по предварительным расчетам, цена за газ там уже, и электричество, вырабатываемое из него, будет дороже, чем мы сейчас платим. К этому нужно привыкать. Почему – в двух словах, потому что просто у на самый дешевый в мире уголь и угольная генерация из Экибастуза – ГРЭС-1, ГРЭС-2, гиганты и в мировом масштабе отдают энергию за 2 цента на выходе. Но теперь, поскольку эти угольные станции по всему Казахстану, они были построены в советское время – у каждого технического агрегата есть свой ресурс, он подходит к концу. И вот по информации наших коллег – Казахстанской электроэнергетической ассоциации – 45% угольных станций в Казахстане выработали свой ресурс. Помните, не так давно, год назад, Елбасы ездил в Темиртау, ТЭЦ-2, и говорит: «Я эту станцию в 60-х годах начинал строить, она что, еще до сих пор работает? Надо заменить, новую построить». Это нереально, потому что инвестор, не будем называть компании, имена, понятно, это не только его касается, всех остальных – невыгодно это делать, они инвестиции никогда не отобьют. К чему я это говорю? К тому, что новые проекты в газовой генерации, в угольной генерации не дешевле, чем стоимость возобновляемых источников энергии. Это так называемая справедливая цена за электроэнергию потребляемую, которую платит весь мир. Нам от Советского Союза все эти угольные станции достались бесплатно, мы платим такие копейки.

Д.Айдаров: При очевидных плюсах, наверное, есть и минусы у объектов ВИЭ? Можете их назвать? Можно ли их нивелировать потом?

А.Кашкинбеков: Вы знаете, минус для меня самый главный – это, что мало что производится в Казахстане. Если брать солнечную станцию пилотную нашу в Жамбыльской области, которую мы все любим и гордимся – я там побывал несколько раз. Были опасения у традиционных энергетиков, диспетчеров, Национального оператора KEGOC: «Что это такое? Новое чудо?». Нового всегда боятся – новой машины, нового телефона, новой квартиры, так и новой станции. И говорили: «Как она будет работать, она будет нестабильна, у нас вся сеть полетит!». Подключились, начали выдавать ток в сеть, электричество, и все были в шоке: «Как? Оно же генерирует, никаких проблем не случилось». Потому что, опять-таки, чистая энергия – она очень простая, она намного дешевле и проще, чем новые угольные станции, не дай Бог, атомная станция, отдельная тема, но мое мнение – я категорически против строительства АЭС, поскольку, пока мы ее построим за десятки миллиардов долларов в течение десяти лет, просто уже гораздо будет эффективнее, безопаснее строить чистую энергию.

Во всем мире, я бы хотел сказать, что ВИЭ – это не панацея. И у нас цель скромная, достичь доли генерации  – 1%, в следующем году - 3%. Здесь нужна базовая генерация. Базовая генерация, как ни крути в Казахстане дальше, в ближайшие 20-30 лет – это уголь, просто было бы глупо от него отказываться, имея самую дешевую себестоимость. У нас очень энергоемкая промышленность – Павлодар, Караганда, крупные промышленные центры, металлургические заводы – они конкурентоспособны на многих мировых рынках по своей продукции – по алюминию, по стали, по прокату – из-за того, что себестоимость электроэнергии низкая. Поэтому здесь есть свои плюсы, это не односторонний процесс.

А вот по солнечной электроэнергетике технических проблем практически никаких нет. Знаете, там было такое опасение, что там птицы умирают, еще что-то. Но в Бурном, Вы знаете, есть даже официальная информация на их сайте, начали гнездиться под панелями редкие виды птиц. Представляете, ну, животные же чувствуют, где хорошо, где радиация, где нет. Теперь давайте про ветровую энергетику поговорим, у нас такие проекты тоже есть, пилотный – это вот недалеко от столицы, это ветровая станция в Ерейментау, 45 мВт.

Д.Айдаров: Проект «Самрук-Энерго».

А.Кашкинбеков: Самрук-Энерго, да, всем известный проект, тоже мы его любим, гордимся, потому что показали, что это возможно здесь. В чем преимущество ветроэнергетики – она может ставиться по всему Казахстану, где есть ветер. Солнечная энергетика, в основном, понятное дело, больше будет вырабатывать на юге. И по ветрогенерации тоже особо никаких проблем не было, там говорили, шум будет, птицы будут, роза ветров нарушится – все оказалось баснями. Поэтому мы читаем каждый день новые страшилки в интернете насчет чистой энергии, но просто практика, вот люди, которые интересуются – в Казахстане, в принципе, это не так дорого, съездить в Бурное, съездить в Ерейментау на машине, и посмотреть, как оно работает. Люди приветливые, все расскажут, покажут.

Вот гидроэнергетика – ну, там вообще никаких проблем никогда не было, гидростанции, все мы знаем, это хорошо, еще с советских времен.

Биоэнергетика – ну замечательно, если там навоз, древесина, если канализация будет перерабатывать, не просто выкидываться в реки или в отстойники, или захораниваться на этих хранилищах, а еще вырабатывать энергию и приносить пользу.

«Геотермалка», последняя энергия, она тоже никакого вреда не несет, огромный, неисчерпаемый ресурс – на юге, в Алматинской области, в Туркестанской области, сейчас мы привлекаем мировых дилеров из Исландии, где все это развито, для того, чтобы они помогли нам развить.

Д.Айдаров: Вот если поподробнее по биоэнергетике – расскажите о механизме. Это сейчас, в данный момент, только-только начинается, у нас, по-моему, одно предприятие, да, занимается выработкой? Чуть подробнее – как это происходит?

А.Кашкинбеков: Вы абсолютно правы, потому что солнце, ветер и вода – наши лучшие друзья и там все понятно, как это работает. Кто желает, может посмотреть – уже много объектов в Казахстане. А по биоэнергетике мы пока пробуксовываем. Я задавался этим вопросом – почему пробуксовываем? Начал изучать мировой опыт, и, кстати, даже ЕХРО-2017 помогло – приезжало много специалистов из разных стран, которые рассказывали. Даже далеко не ходить – из Беларуси, ну и, дальше Бразилия. Казалось бы, такие разные страны, а они лидеры по биоэнергетике.

Для общего понимания, во всем мире биоэнергетика – 90-80% - строится на древесине. Это, то есть, сжигать лес, который выбыл из необходимости дальнейшего развития – или заготовки, или дрова, или древесина, там, оказывается, много чего. И вот, Финляндия та же…

Д.Айдаров: Я там был, да, видел. Но они даже остатки пищи в столовой отдельно в контейнер складывают и потом перерабатывают.

А.Кашкинбеков: Вот, то есть, опять-таки, биоэнергетика во всем мире, 80% - это, прежде всего, на древесине. В Казахстане древесина ограничена, поэтому у нас фокус на животноводстве, отходах сельского хозяйства, и на бытовых отходах, и, соответственно, даже канализация. Эти проекты труднореализуемы, потому что пока они достаточно капиталоёмкие, потому что не было еще таких больших проектов. Ну, я с радостью могу сказать, это официальная информация – вчера аукцион 10 мВт по биогазу состоялся, практически впервые в Казахстане. В прошлом году были, они не состоялись. Три компании – две из Алматинской области, одна из Караганды выиграли, и они будут ставить биогазовые установки, соответственно, в этих регионах. И вот на этих пилотах мы уже увидим, насколько оно реализуемо.

По биогазу надо также сказать, чтобы быть до конца честным и открыть полную картину, очень разные технологии. Потому что кто-то сжигает мусор, вырабатывает электроэнергию, кто-то даже скважины бурит на захоронениях бытовых отходов, потому что внизу скапливается метан, кто-то канализацию перерабатывает, кстати, в Европе вот канализационные стоки идут – а там метан. Это шлак, водоросли на выходе, и электроэнергия. Нужно посмотреть эти пилотные проекты, я думаю, в Казахстане большой потенциал.

Да, Вы правы, у всех на слуху, кто в отрасли давно работает. Еще первый проект в Северо-Казахстанской области, по сельскому хозяйству, был бизнесмен Сутягин, который его продвигал, и он был широко анонсирован как первый масштабный био-проект. Там не пошло из-за того, что технология была подобрана не совсем корректно и из-за того, что у них не было столько договоренностей по поставкам сырья.

Очень большое распространение биоэнергетики имеет место и будет иметь на птицефабриках. Сейчас вот к нам обращались, когда я работал еще в Международном центре зеленых технологий, и сейчас в Ассоциации, вот именно владельцы крупных птицефермерских хозяйств, которые заинтересованы в небольшом производстве из помета своего собственного потребления. Есть разные технологии, они экспериментируют. И это очень важно, поскольку Казахстан все-таки на 45% сельскохозяйственная страна, и оно все пока просто выкидывается. Если будет перерабатываться, причем не для того, чтобы кому-то продать, а для собственного потребления фермерского хозяйства, 1-2 мВт – вполне будет достаточно, я считаю, это будет замечательно. Здесь надо сразу сказать, что есть еще применение био- и гибридных установок в отдаленных районах Казахстана. Казахстан – большая страна, девятая в мире, и есть аулы и деревни по всему Казахстану, в которых проживает, допустим, 10-15 человек, по законодательству существующему, обязательно туда должна идти линия. Или новая линия, или ее содержать в соответствующем порядке, столбы, кабеля – это все достаточно дорогое удовольствие. И сейчас предложение от определенных регионов – начать рассматривать внедрение вот таких малых гибридных установок при поддержке дизельной или газовой генерации, чтобы их переводить на автономное. Это будет эффективнее и дешевле для них самих и, соответственно, для региональных распределительных электрических компаний. Здесь тоже большой пласт работы, который предстоит сделать.

Д.Айдаров: В вашу ассоциацию входят предприятия – все-таки, это бизнес…

А.Кашкинбеков: Да.

Д.Айдаров: Как сегодня начать, допустим, нас читатели смотрят. Зеленая энергетика на слуху, как Вы говорите. Кто-то решил заняться возобновляемыми источниками энергии – как этот проходит процесс? Где отбираются проекты, можете рассказать об этом?

А.Кашкинбеков: Знаете, здесь абсолютно все просто, и вся регулятивная база как происходит – допустим, аукционы сейчас. Они есть и на сайте Министерства энергетики, и на сайте КОРЭМ, РФЦА, KEGOC. Сейчас для того, чтобы запустить свой проект и продавать электричество в сеть, вам нужно участвовать в аукционах, внести определенный платеж, установленный регулятивными документами и победить. После этого можете уже заниматься своих проектом, когда у вас есть контракт, гарантия на 15 лет, что государство у вас будет покупать по высокому тарифу производимую вашу электроэнергию.

До этого мы шли немного другим путем, когда любой стартапер, любой предприниматель начинал с самого простого, естественно, в любом бизнесе практически – это с земельного участка. Земельный участок, согласование с районными акиматами, областными, городскими в зависимости от типа ВИЭ, который хочет построить, реализовать, потом – пподключение к сети, поскольку вашу производимую электроэнергию сеть должна будет взять, согласовать, чтобы были технические возможности. Ну, и дальше стандартная, знаете, при любом строительстве процедура – проектно-сметная документация, технико-экономическое обоснование, рабочие документы и так далее. Если люди в бизнесе – они все это прекрасно знают.

Если люди наши, допустим, аудитория – студенты, молодые люди – есть очень много Green tech-стартапов. Вы знаете, Green tech -стартапы в Казахстане, и вообще, индустрия стартапов сильно развивается. Есть очень много стыков, Вы знаете, сейчас даже в Казахстане тренд по синергии IT-отрасли и нашей отрасли, потому что в Казахстане многие компании хотят строить, опять-таки, благодаря дешевой электроэнергии, большие дата-центры, которые будут заниматься блокчейном, майнингом и так далее, но при этом они хотят быть clean&greenчистыми и зелеными – и для этого просят нас помочь им по озеленению покупаемой черной электроэнергии, что может быть достигнуто путем высадки леса, инвестирования в ВИЭ, инвестирования в стартапы, кстати.

Очень много для молодых людей, студентов, если этот вопрос теперь касается их, этой части – то это развивать своих стартапы, очень много проводится, раньше он НАТР назывался, сейчас KazTechVenture, Болашак проводит свои, Министерство образования, там реальные деньги вручаются победителям, которых на первый этап им хватит, причем в связке с потенциальным инвестором.

Сейчас очень много, если у вас идея такая, которая может покорить мир, конечно, вы можете сделать это в Казахстане, а можете в Сан-Франциско – здесь человек сам должен решать, все возможности есть. Вот знаете, как сейчас очень сильно финансируют казахстанские разработки в сфере науки, там Фонд науки, еще какие-то, квазигоссектор организации, которые дают достаточно большие деньги. Или сотрудничайте с «Назарбаев Университетом», куда выделяются тоже большие средства после прошлогоднего послания Елбасы. То есть, вся информация есть, ресурсы есть, тут уже от людей зависит, что они конкретно хотят.

Д.Айдаров: Здесь есть ли риски, что тот, кто будет развивать нашу зеленую энергетику, покупает оборудование за рубежом, как Вы говорили. Кто-то покупает уже б/у технологии и есть риск того, что завезут уже устаревшие технологии. Как с этим, ассоциация ваша занимается?

А.Кашкинбеков: Вы знаете, это очень хороший вопрос, вчера буквально мне его задавали потенциальные инвесторы, большие бизнесмены, которые из Алматы приехали – можем ли мы поставить б/у и сэкономить? Согласно закону о поддержке ВИЭ, использование б/у, старого, будем говорить простым русским языком, оборудования запрещается. На этом уровне, на уровне закона оно уже отсекается. Но тем не менее, если вы хотите построить что-то для собственного производства или В2В, то есть, у вас есть потребитель, а вы производитель чистой энергии, то это ваше дело – какое оборудование вы поставите, по какой цене, сколько это будет стоить и как вы это будете продавать. Если же вы хотите продавать государству, KEGOC, через сеть национальную, через аукционы – будьте добры использовать новейшее оборудование. Потому что, как я сказал, у нас мало что производится, еще не дай Бог старье тут будет ставиться – ну, вообще, просто сказка будет. Поэтому законом это отсечено, об этом даже разговоров нет, эту норму иногда поднимают девелоперы, которые хотят сэкономить, говорят – ой, ну вы знаете, да, тариф хороший, но и строить-то недешево, это заемные средства, от международных финансовых институтов или китайских инвесторов, или арабов, или россиян – там везде процентные ставки, все хотят отбить быстро.

Здесь, кстати, мы подошли к очень важному моменту, сразу хотелось бы сказать, что чистая энергия в Казахстане – хочет кто, не хочет – она пришла, она состоялась и она надолго. Поэтому и нашему бизнесу, новым, кто придет – дверь открыта для всех – это единственная практически уникальная ниша в экономике Казахстана, куда можно прийти со своим стартапом или малым производством, и занять свое место. Остальные отрасли, наши локомотивы – они давно такие уже зрелые, заняты. Это – новый рынок, который открыт для всех и поэтому есть все возможности для развития.

Д.Айдаров: Последний вопрос, Арман. Вот к 2050 году доля ВИЭ в генерации электроэнергии должна достичь 50%. Вы сами верите, сможем мы достичь?

А.Кашкинбеков: Знаете, судя по тому, что происходит в мире… Давайте я пару примеров приведу, чтобы не просто говорить, но и цифры использовать. Пилотный проект наш – 100 мВт, «Бурное» солнечная станция обошлась примерно где-то плюс-минус 210 млн долларов под ключ, с нуля. Станция последняя такого же размера – 100 мВт – на Капчагае, в начале разговора я сказал, что это партнеры из Китая и Казахстана, обошлась под ключ в 70 млн долларов. В родном Казахстане – не где-нибудь в Америке, в Европе, в Китае, еще где-то – в Казахстане у нас, здесь, на Капчагае, под Алматы, станция стала в три раза дешевле, чем ее соседка в Жамбыле. Это касается и ветра, и гидро. Но, кстати, по ним падение более медленное, чем по солнечным панелям. Поэтому к 2050 году 50% - она кажется для большинства людей цель амбициозной, но, мне кажется, она будет выполнена, потому что, знаете, не буду говорить, мы еще зависим от углеводорода, нефти и газа, Кашаган у нас еще не вышел на полную мощность, Тенгиз, Карачаганак, но тем не менее, нужно думать дальше.

Для чего вот говорят: нам нужна чистая энергетика? Для того, чтобы обеспечить необходимый микс разных источников энергии в Казахстане в будущем – в 2030 или в 2050 году. Мы хотим войти в скором будущем в клуб 30 или 50 самых развитых стран мира, для этого наша экономика, энергетика должна быть такая – современная, эффективная и дешевеющая для промышленности. ВИЭ может вот это обеспечить, но опять-таки – не только ВИЭ, там еще газовая генерация должна быть.

Казахстану еще предстоит путь от угля к газификации, и потом к ВИЭ. Этот путь прошла, кстати, Европа. И теперь они отказываются от газа, говорят, потому что, это не голубое чистое топливо, там есть выбросы при сжигании, давайте ставить упор на ВИЭ и на батареи. А мы еще идем по пути газификации, я считаю, это правильно, потому что газ достаточно дешевый, экологичный, он может стать в содружестве с энергией ВИЭ тем решением на будущее для энергетики Казахстана. Поэтому я считаю, что 50% будут достигнуты даже быстрее.

Д.Айдаров: Спасибо, Арман, за интересное подробное интервью, желаю успехов в Вашей деятельности. А мы на этом с вами прощаемся, всего доброго и до свидания!

Hype news

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
not findimage
Наверх