Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, -2 ℃
  • Алматы, +2 ℃
  • Шымкент, +8 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

Что мешает Казахстану стать лидером по переработке масличных культур?

  • Видео
Что даёт Казахстану увеличение посевов масличных культур? Какие перспективы есть у аграриев в этом направлении и что тормозит развитие отрасли? На эти вопросы отвечает эксперт, председатель  ассоциации «Масложировой союз Казахстана» Константин Невзоров.

Меня зовут Дамир Айдаров, добрый день. Казахстан входит в топ 10 стран – производителей масличных культур. За 10 лет наша страна смогла превратиться из импортёра в крупного экспортёра подсолнечного масла. Что даёт Казахстану увеличение посевов масличных культур? Какие перспективы есть у аграриев в этом направлении и что тормозит развитие отрасли? Об этом мы будем сегодня беседовать с нашим гостем – председателем ассоциации «Масложировой союз Казахстана» Константином Невзоровым. Добрый день, Константин.

К.Невзоров: Здравствуйте.

Д.Айдаров: В ноябре планируется проведение большой международной конференции «KazOil-2019». Расскажите немножко об этой выставке, об этой конференции – что там будет, какие вопросы будут обсуждаться?

К.Невзоров: Конференция будет проходить уже в третий раз в городе Нур-Султан. Очень много предприятий проявили интерес к этой конференции, проявляют ежегодно. Очень много участников, ежегодно прибавляются новые - из стран как ближнего, так и дальнего зарубежья.  На конференции рассматриваются вопросы, в частности, как развития масложировой отрасли Республики Казахстан, так и развития непосредственно каждого предприятия, которое работает в масложировой отрасли. Будут выступать спикеры – сильнейшие международные спикеры-аналитики в области масложировой индустрии, которые привлекаются на подобного рода конференции. Также будут выступать отраслевые ассоциации, которые работают в масложировой отрасли, союзы и непосредственно крупные компании-переработчики, крупные компании-производители масличных культур и непосредственно растительных масел.

Д.Айдаров: Есть информация, что ожидается большой приезд группы бизнесменов из Узбекистана. Чем обусловлен интерес представителей соседней страны к данной конференции и к рынку?

К.Невзоров: Наши соседи проявляют большой интерес  ввиду большой нехватки сырья для заводов, чтобы загрузить свои предприятия. Они вынуждены на сегодняшний день приобретать у нас сырье. Поэтому они очень тщательно смотрят на все мероприятия, которые проходят в данной области, тщательно мониторят, следят за нашим рынком и, естественно, сотрудничают как с нашими аграриями, так и с некоторыми заводами, приобретают сырое нерафинированное масло, приобретают подсолнечник и прочее.

Д.Айдаров: Константин, чтобы было понятно нам и зрителям, немножко объясните, что относится к масличным культурам?

К.Невзоров: У нас основные масличные культуры, естественно, это подсолнечник, всем нам привычный, так как мы все употребляем подсолнечное масло, у нас есть культура потребления. Рапс, лён и, например, такие сейчас набирают популярность – это сафлор, сафлоровое масло.

Д.Айдаров: А что из этого употребляет в пищу человек, а что идет на корм животным?

К.Невзоров: В большей степени, естественно, в нашем регионе, в нашей стране употребляется подсолнечное масло, есть культура потребления рапсового масла. Например, в других странах основное масло, которое употребляется – это соевое масло, арахисовое масло. Соевое масло тоже у нас начинается, появляются перерабатывающие предприятия, которые занимаются и переработкой сои, и выращиванием ее, в том числе и на севере

Д.Айдаров: В этом году каков урожай масличных культур у нас в Казахстане, есть данные у Вас?

К.Невзоров: У нас, получается, как вы все знаете, урожайность, пока говорить ещё рано, так как пока около 40% всего лишь масличных убрано, но уже можно говорить, что у некоторых предприятий урожайность больше идет, у некоторых меньше идет, но в целом урожай неплохой ожидается.

Д.Айдаров: То есть, масличные поздней осенью собираются?

К.Невзоров: Да. Особенно подсолнечник.

Д.Айдаров: У нас есть данные за прошлый год. В 2018 году аграрии собрали 2 693 000 тонн масличных культур. Это много или мало?

К.Невзоров: Все равно этого не хватает, чтобы обеспечить полностью маслом сам Казахстан, и большая часть уходит на экспорт. Поэтому некоторые перерабатывающие предприятия вынуждены всё-таки покупать сырое нерафинированное масло, как сырье, из соседних стран, перерабатывать его здесь и потом реализовывать его нашим соседям.

Д.Айдаров: Когда мы начали усиленно возделывать эти культуры?

К.Невзоров: Основной рывок у нас произошел с 2011 года, очень большими темпами начали расти посевные площади, крестьяне поняли, что масличные культуры для них являются альтернативой, уход от пшеницы, уход от зерновых для того, чтобы тот же обеспечить севооборот.

Д.Айдаров: Это выгодное дело по сравнению, допустим, с традиционными – пшеницей, зерновыми?

К.Невзоров: Да, даже несмотря на то, что существуют большие риски, несмотря на то, что сейчас есть недочеты, которые исправляются – приобретаются новые семена уже, гибриды, то есть, отходят от сортовых семян. Все равно, получается, выгодно на сегодняшний день заниматься масличными.

Д.Айдаров: И площади, соответственно, тоже увеличиваются?

К.Невзоров: Площади увеличиваются. Сокращаются, единственное, площади у нас на востоке, потому что там ввиду севооборота уже больше 33% на сегодняшний день от пахотных земель отведено под масличные, а должно отводиться не более 20%, так как несоблюдение севооборота снижает урожайность в дальнейшем. То есть, чтобы земля отдохнула, ее нужно засеивать другими культурами, делать оборот. У нас на севере и в Центральном Казахстане, в том числе Костанайская, Северо-Казахстанская, Акмолинская области - наблюдается увеличение посевных площадей, потому что это единственные области, где сейчас можно без ущерба для севооборота увеличивать посевные площади, а, например, в Восточно-Казахстанской области снижение идет посевных площадей для того, чтобы соблюдать аграрные технологии.

Д.Айдаров: Хорошо, Константин, расскажите – крестьяне соберут урожай, сырье, дальнейшие их действия? И сколько у нас компаний, которые перерабатывают данный вид?

К.Невзоров: На сегодняшний день у нас более 50 компаний, которые занимаются переработкой масличных культур, мощности более 40% из них требуют модернизации. Это является основной проблемой, почему они сейчас недогружены. Потому что здесь такая ситуация, что с одной стороны, мы вступаем в конкурентную борьбу за сырье, грубо говоря, на международном рынке, а с другой стороны, мы ограничены ценой на готовое масло. Поэтому сейчас тот, кто наиболее эффективно организует свое производство, с наименьшими издержками, у кого цена переработки будет дешевле и у кого будут свободные деньги в момент, когда нужно будет закупать, тот и будет оставаться с сырьем.

Например, в Казахстане есть крупные заводы на сегодняшний день, которые загружены на 100%, полностью. Это современные заводы, очень мощные, также строятся сейчас заводы большей мощности, потому что чем мощнее завод, тем у него ниже стоимость переработки сырья. Естественно, конкурировать с такими заводами мелким заводам тяжело, и они тоже все идут на модернизацию, на увеличение мощностей.

Д.Айдаров: А какие сегодня виды продукции, кроме подсолнечного масла, переработчики выпускают?

К.Невзоров: Есть глубокая переработка – это специализированные жиры, среды, кетчупы, майонезы, горчица, прочая продукция соусная. Кондитерские жиры выпускаются, жиры для выпечки.

Д.Айдаров: Почему сегодня вынуждены крестьяне продавать свой урожай не нашим переработчикам, а за рубеж? Уже такие факты же есть.

К.Невзоров: Казахстан, как Вы знаете, вошёл в ВТО и, естественно, у нас свободная торговля, цены диктует рынок. Например, если в какой-то стране, как в Узбекистане, масложировую отрасль активно поддерживают, естественно, у них там есть свои проблемы большие, но цена, которая предлагается крестьянам, отличается. Они вступают в конкуренцию с заводами, которые на сегодняшний день, например, не могут дать такую цену на сырье.

Д.Айдаров: То есть, у нас в Казахстане ниже цена, получается?

К.Невзоров: Крупные заводы могут себе позволить себе повышение цены, потому что у них стоимость переработки ниже, а заводы, в которых стоимость переработки выше, например, у них устаревшее оборудование высокие энергетические затраты, то есть, у них оборудование очень много электроэнергии потребляет, не организован кадровый состав – очень проблемы такие есть, то, естественно, трудно конкурировать им с такими крупными заводами…

Также освобождение от НДС есть в некоторых странах, если вы ввозите туда подсолнечник или любое масличное сырье – лён там, семечки любые – то освобождается от НДС. А если вы туда готовое масло, то, помимо НДС, вы ещё вынуждены уплачивать пошлину. Но это будет недолго, потому что сейчас все равно потихоньку все страны вступают в ВТО, и потихоньку это будет выравниваться все. Я считаю, что наоборот, такие вот искусственные меры, которые сдерживают рынок – они все равно потом плохо повлияют. Рыночная цена должна именно рынком формироваться, у крестьян должен быть выбор – дать ему на переработку здесь либо экспортировать свое сырье.

Д.Айдаров: Вы сказали о том, что нам не хватает сырья в данный момент. Что делают, как выходят из ситуации переработчики?  

К.Невзоров: Переработчики заключают форвардные контракты с крестьянами, создают специализированные центры, в которых они обеспечивают крестьян семенами, обеспечивают необходимой техникой, дают обучающие технологии по возделыванию той или иной культуры. То есть крестьянин уже уверен, он не думает, будет ли цена на следующий год, сможет продать, не сможет – у него уже есть, как говорится, якорное предприятие, которое закупит уже в итоге его продукцию.

Д.Айдаров: В вашу ассоциацию входят только переработчики или крестьяне тоже?

К.Невзоров: Нет, в нашу ассоциацию входят и предприятия, которые производят масличные культуры.

Д.Айдаров: Сколько сегодня юридических лиц?

К.Невзоров: 25.

Д.Айдаров: Основные рынки сбыта нашей продукции?

К.Невзоров: Основные рынки сбыта, если говорить по сырью, по масличным, - это, естественно, Узбекистан на первом месте , на втором Китай. А если говорить по маслу, то на первое место сейчас выходит Китай.

Д.Айдаров: А что нам выгоднее экспортировать – переработанную продукцию или сырье?

К.Невзоров: Естественно, для экономики Казахстана выгодно переработанную продукцию отправлять, причем продукцию глубокой переработки, не просто масло сырое, а уже бутилированные масла, соусы, майонезы, рафинированные разные продукты. Но бывает такая ситуация, когда, например, в определенный момент времени выгодно продать сырье, и купить сырье, опять переработать и продать переработанную продукцию. То есть, в зависимости от временных условий рынка это вот происходит таким образом.

Д.Айдаров: А кто конкурент нашим производителям сегодня, в каких странах?

К.Невзоров: Раньше из-за фитосанитарных условий был запрет на экспорт льна, то в этом году, насколько я слышал, открывается экспорт. Ожидается конкуренция за наше сырье, за лён, как Бельгия будет конкурировать, так и Китай, то есть Китай уже будет конкурировать с Европой за наш лён. Естественно, конкурировать вынуждены будут и наши предприятия, которые перерабатывают лён.

Д.Айдаров: У нас продукция экологически чище? В чем отличие вообще нашей продукции от других?

К.Невзоров: У нас очень много земельных угодий, которые подтверждаются сертификатами о том, что они соответствуют полностью органическим требованиям. Такая продукция ценится в разы дороже, цена на нее сформируется совершенно по-другому, как на простой товар, лён, например, или подсолнечник, и это совершенно другие рынки открываются потом.

Д.Айдаров: Есть информация, что в Узбекистане их предприниматели наращивают свою маслопереработку. Не ударит ли это по нашей отрасли?

К.Невзоров: Да, действительно, в прошлом месяце я сам лично с коллегами был в Узбекистане, мы смотрели заводы, которые у них работают на сегодняшний день, посещали как модернизированные современные заводы, так и старые заводы, которые ещё с 60-ых годов работают. Тут вопрос в том, что мы должны сейчас на опережение строить мощные заводы, которые будут давать продукцию с низкой себестоимостью переработки. В Узбекистане строят пока небольшие заводы, и мы сможем конкурировать.

Д.Айдаров: То есть, мы сможем удержать свои позиции только за счёт чего?

К.Невзоров: Мы сможем удержать свои позиции только за счёт того, что, если у нас будет грамотная переработка, если у нас будет налажена логистика с поля до переработки. Вы знаете, что у нас основная сложность – это доставить масличную культуру с поля до завода. Очень большие, во-первых, расстояния, и там в радиусе 100 км от каждого поля должен присутствовать центр логистический – элеватор. Желательно, чтобы он был линейный, оснащенный по современному слову техники, чтобы там все соответствующие датчики были, чтобы предотвращали порчу продукции, чтобы хранилась дольше и, естественно, чтобы отправлялась эта продукция оперативно на перерабатывающие предприятия.

Д.Айдаров: Кто должен помогать нашим предприятиям в этом?

К.Невзоров: Ну, естественно, мы сейчас работаем в этом направлении. Мы сейчас разрабатываем программу развития масложировой отрасли Республики Казахстан, мы так и назвали ее «КазМай» под нашим брендом, в которой участвуют все крупные переработчики, участвуют производители масличных культур, участвует Министерство сельского хозяйства, «Атамекен».

Д.Айдаров: У вас, наверное, большие надежды на предстоящую международную конференцию «KazOil-2019»?

К.Невзоров: Да, мы ждём, естественно, на каждой конференции появляются новые идеи, новые спикеры всегда говорят, куда вообще идёт мировой рынок, и от этого уже отталкиваются все переработчики и производители масличных культур.

Д.Айдаров: Если брать о проблемах: они одинаковые для представителей рынка, допустим, нашего, узбекистанского, китайского, кто работает?

К.Невзоров: Есть системные проблемы, например, вот для Китая проблема – вывезти от нас подсолнечник, на сегодняшний день. Потому что все мы знаем, что подсолнечник лёгкий, например, в один вагон вмещается всего лишь 30 тонн, тогда как масло можно загрузить туда 68-72 тонны. Поэтому на сегодняшний день в Китай выгодно вывозить отсюда именно переработанное масло. А вот, например, такие культуры, как лён, рапс… Рапс запрещен на сегодняшний день по фитосанитарным правилам к вывозу в Китай.

Д.Айдаров: Почему? Это мы запретили или их сторона?

К.Невзоров: Это по соглашению идёт двух сторон, фитосанитарный контроль. Например, вот по льну он уже снял этот вопрос. Есть определенные сорные растения, которые могут попадать, и при попадании этих сорных семян в другую страну это может обернуться катастрофической проблемой. Пока сдерживают, рапс пока будет оставаться здесь, Китай пока не будет на него покушаться. Вот лён уже, там полностью мы будем погружены в конкурентные условия.

Д.Айдаров: Ну, о трудностях Вы собираетесь сказать, наверное, на международной конференции

К.Невзоров: Да, мы готовим доклад о состоянии масложировой отрасли, перспективах, тенденциях.

Д.Айдаров: Если говорить о тенденциях, каким вы видите будущее этой отрасли, ваша ассоциация?

К.Невзоров: Ну, естественно, мы видим то, что мы уже должны готовиться к конкуренции, мы уже должны быть готовы и мы должны немножко на опережение работать. На сегодняшний день наши соседи более активны, чем мы, ну и мы уже стараемся активно работать, активно отслеживать тенденции, смотреть, что происходит на мировом рынке, не закрываться в своей стране, а смотреть, куда идёт мировой рынок.

Д.Айдаров: Назовите тогда три основные проблемы для сегодняшних наших переработчиков.

К.Невзоров: Первая проблема, которую я хотел бы отметить, это то, что именно сбор урожая у нас осуществляется, и это очень короткие сроки, в которые предприятие должно загрузиться сырьем. Сейчас идёт уборка льна, уборка сои, например, через месяц где-то начнется уже уборка подсолнечника массовая, частично уже где-то началась. Именно в это время крестьяне испытывают финансовые потребности – горючее, топливо, им нужно выйти на уборку, подготовить всю технику, обеспечить хранение, закупить сушилки, чтобы весь урожай постараться сохранить.

Соя, как вы знаете, осыпается, если два-три дня, грубо говоря, прогадали, то уже не убрать невозможно - она прямо осыпается в поле и уже ее никак не подберешь. Здесь основной проблемой является нехватка оборотных денежных средств, чтобы, например, заводы могли профинансировать уборку и уже закупить непосредственно сырье, быстро закупить, высушить и заложить его в элеваторы для того, чтобы быть обеспеченным сырьем. Именно в этот момент приходят трейдеры, именно в этот момент приходят соседи с деньгами, у которых уже бюджет на это заложен, и наши крестьяне даже иногда вынуждены по неудобной цене продать, потому что деньги нужны сейчас, потому что первая проблема – это отсутствие длинных денег  под низкий процент.

Д.Айдаров: Это, наверное, основная, да?

К.Невзоров: Да, вторая проблема – это, естественно, заводы с низкой мощностью, с высокой стоимостью переработки. На сегодняшний день есть 6 проектов по строительству крупных маслоэкстракционных заводов, которые будут включать полный цикл переработки – от приемки урожая до выпуска готовой продукции – рафинированных масел, нерафинированных масел сырых. Для строительства таких заводов тоже нужны дешёвые деньги. Например, у наших соседей сейчас действуют программы кредитные по финансированию под 2-3%. Некоторые проекты, до меня доходит по новостям, что финансируются даже под 0%

Д.Айдаров: Это в каких странах?

К.Невзоров: Россия, например, та же Украина. В Узбекистане том же, тоже, как все знаем, там доля государства в таких проектах более 51% доходит в некоторых. У нас, например, сейчас, на сегодняшний день, предлагают 8-12% процентная ставка. Деньги – это тот же ресурс, и доступ к нему тоже должен быть одинаков для стран Таможенного союза и ЕАЭС. Так как, если будут разные процентные ставки, разные условия доступа к деньгам – крупные заводы объединяются также, вот, например, в Российской Федерации сейчас, маслоэкстракционные заводы, и наши заводы вынуждены уже конкурировать не с одним заводом, а с целой корпорацией, туда входят 5-6 крупных заводов, которые могут в принципе себе даже в убыток на год цену либо снижать, либо повышать на сырье и на растительное масло, чтобы просто конкурентов выключить вокруг себя. Это очень сложные процессы.

Д.Айдаров: И третья?

К.Невзоров: Третья, основная проблема – фальсификация масложировой продукции, то есть, это уже на рынках которые выходят. Есть такие уже готовые переработанные продукты, от которых мы получаем наибольшие доходы, нежели от реализации растительных масел, таких, как подсолнечное – там низкая рентабельность, за каждый тенге в бутылке заводы прямо воюют. А, естественно, если заводы производят специализированные, уже более глубокой переработки продукты, то там у них уровень рентабельности выше. И здесь, с другой стороны, ограничение идёт со стороны антимонопольного комитета на продукты первой необходимости, это социальные продукты, хотя мы доказываем, что эти продукты – никаких тут антимонопольных нарушений нет, потому что, если наши предприятия повышают цены на свою готовую продукцию, то на этой полке уже через 15 минут будет продаваться продукция наших соседей, стоять спокойно.

А фальсифицирование продукции проходит через рынки оптовые, проходит в основном через такие вот несанкционированные рынки сбыта. У нас до 30% оборота идёт на рынках. Комитет охраны общественного здоровья мониторит, выявляет, но руки там немножко связаны, потому что мы бы хотели, чтобы больше ещё там мониторинг проходил.

Д.Айдаров: Ещё один вопрос: вот в магазин когда приходишь – видишь семечки, допустим, российского производства, других стран. У нас в Казахстане есть ли у нас такие производства?

К.Невзоров: Я бы хотел сказать, у меня был опыт работы в Украине, и там работают по такому принципу: практически в каждом районе стоит калибровочная машина, которая отбирает, то есть, сортирует семечки, во-первых, по размеру и отбирает крупные для таких, это называется кондитерских целей, то есть, уже для упаковки, фасовки. Тут выгодно всем, например, если крестьянин везет семечку некалиброванную, естественно, там будут проблемы при обжарке, при обработке – какая-то будет гореть, какая-то будет, наоборот, сырая. А если уже калиброванные идут, естественно – в Украине как происходит? – цена уже возрастает. У нас пока такого ещё нет, у нас в основном сеют семечки именно масличного предназначения, то есть, семечка эта идёт, во-первых, чуть мельче по размеру, во-вторых, она идёт с большим содержанием масла внутри. Но есть уже хозяйства, которые занимаются приобретением – во-первых, семена на такую семечку гораздо дороже, и финальная цена продукта тоже дороже, соответственно. И проблема есть ещё с вызреванием таких семечек. Например, на востоке они могут вызреть, а, например, в северных регионах световых дней уже не хватает. Ну и, есть ещё предпочтения, например, в нашем регионе предпочитают в основном темные семечки, черные, а на мировом рынке грызовые семечки кондитерские – это вот полосатые белые семечки.

Д.Айдаров:  Константин, спасибо Вам за интервью, за интересную беседу.

К.Невзоров: Спасибо Вам.

Д.Айдаров: Надеемся, ваши проблемы ассоциации и представителей решатся в ближайшем будущем и найдут отражение на конференции «KazOil-2019». А мы на этом с вами прощаемся, читайте новости на портале Baigenews.kz, всего доброго и до свидания.

 

Hype news

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
not findimage
Наверх