• Нур-Султан, -2 ℃
  • Алматы, -1 ℃
  • Шымкент, +5 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

«100 конкретных шагов. Внедрение новой системы аудита и оценки работы государственного аппарата»

  • Видео
Уважаемые пользователи! 23 сентября в 17:00 в студии портала BNews.kz состoялась онлайн-конференция с участием председателя Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета Козы-Корпеша Джанбурчина на тему «100 конкретных шагов. Внедрение новой системы аудита и оценки работы государственного аппарата». 

Ведущая: Ведущая: Добрый день, уважаемые пользователи информационного портала BNews.kz. Я рада приветствовать вас в режиме онлайн-конференции, тема которой звучит следующим образом: «100 конкретных шагов. Внедрение новой системы аудита и оценки работы государственного аппарата». Позвольте представить вашему вниманию спикера, председателя Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета -Джамбулчина Козы Корпеша Есеновича.Здравствуйте!

К. Джанбурчин: Здравствуйте!

Ведущая: Хотелось бы выразить вам блогодарность за то, что пришли в нашу студию для того, чтобы ответить на ключевые вопросы в данном направлении. Ну и первый вопрос. Козы-Корпеш Есенович,год подходит к концу, следовательно, сейчас уже можно говорить о каких-то промежуточных результатах, и хотелось бы узнать каковы основные результаты работы Счетного комитета за прошедший период текушего года. Какие объекты были проверены и каковы общие суммы, установленных нарушений?

К. Джанбурчин: Спасибо. Ну, во-первых, мне очень приятно сегодня находиться в вашей студии, и для меня большая честь иметь возможность пообщаться и с вами, и через вас с вашими пользователями. Что касается ответа на ваш вопрос, мы сейчас распологаем информацией о результатах работы комитета за восемь месяцев.Сентябрь еще не закочился, поэтому вот за восемь месяцев мы провели 21 контрольное мероприятие на 190 объектах контроля. Всего было охвачено контролем более одного и 2-х десятков триллиона тенге. Это колоссальная сумма. Из этой суммы выявлено работниками Счетного комитета нарушений бюджетного и иного законодательства на сумму более четырёхсот миллиардов тенге. Когда я говорю бюджетного и иного законодательства, имеются в виду другие законы: законы о гос.закупаках, законы об архитектурно-строительной деятельности и другие законы. Вот эти четыреста миллиардов тенге - это необязательно финансовые нарушения, в том числе и процедурные нарушения. То есть когда нарушаются установленные процедуры реализации каких-то государственных услуг. Поэтому, чтобы у пользователей не возникло такого неправильного мнения, что четыреста миллиардов тенге это все потерянные деньги. Это зачастую не потерянные деньги, но просто процедуры были нарушены. Здесь, конечно, надо очень четкую грань проводить. Мы проверили эффективность деятельности или даже эффективность использования бюджетных средств 13 государственных органов. Это, например, МВД, МИД, Верховный суд и ряд других. 4 региона мы проверили - это Западно-Казахстанская , Восточно-Казахстанская, Мангистауская, Джамбульская область. Мы проверили в ходе реализации 12 программных документов это - виры, дорожные карты занятости и другие. Две автономные организации образования поверглись контролю Счетного комитета, это Назарбаев университет и Назарбаев интеллектуальные школы. Это было проведено по поручению администрации Президента. Этим занимались, и плюс были тематические контроли эффективности использования бюджетных средств в сфере общенациональной статистики, и еще ряд тематических вопросов. По выявленным нарушениям я сказал. Что касается ответственности, нами привлечено к ответственности более 160 должностных лиц. Ряд из них освобождены от занимаемой должности, объявлены выговоры. Плюс к этому 19 материалов переданы в правоохранительные органы, чтобы они приняли процессуальное решение. В этой связи, я хотел бы сказать, что свою задачу мы видим не в том, чтобы выявить нарушения и наказать, а в том, чтобы выявить причины этих нарушении и устранить причины с тем, чтобы опять с этими причинами не сталкиваться. Заседания Счетного комитета, которые проходят, для меня очень важно, чтобы люди, которые впоследствии будут приглашены на заседание Счетного комитета, чтобы они понимали, что спрос на заседании достаточно жесткий и строгий. Мы привлекаем людей, которые приходят к нам с отчетами по результатам контроля с тем, чтобы они владели вопросом. Зачастую бывает, что человек приезжает, например заместитель министра или акима выходит на трибуну, и после 2-х, 3-х вопросов понятно, что он практически вопросом не владеет. Такие заседания Счетного комитета никому не нужны. Важно, чтобы после каждого заседания принимались конкретные решения, были какие-то рекомендации, и чтобы в плане всех данных находились на постоянном контроле. Когда должностное лицо приезжает и отвечает четко и ясно на поставленные вопросы, у нас заседание Счетного комитета в этом случае проходит достаточно быстро. То есть, для нас важен результат. Есть еще и другие вопросы. Но я ответил вам по вашему вопросу. Хотя деятельность комитета не ограничивается только этим.

Ведущая: Что включается еще в деятельность вашего комитета?

К. Джанбурчин: У нас есть координационный совет, который является органом координации деятельности всех органов внешнего финансового контроля страны. Туда входят председатели всех регионов, комиссии областей и 3 человека из Счетного комитета. Мы обсуждаем наиболее актуальные вопросы, касающиеся деятельности органов внешнего финансового контроля страны. У нас есть научно-методический совет, который осматривает нормативные правовые акты, которые разрабатываются в рамках Счетного комитета. Плюс у нас есть собственная своя хозяйственная жизнь. Деятельность Счетного комитета не ограничивается только проверкой. Хотя, конечно, проверки – это наш хлеб.

Ведущая: Хорошо. Перейдем к следующему вопросу. В «100 конкретных шагах», а именно в 93-шаге речь идет о внедрении системы аудита. Насколько нам известно, в этих целях был разработан отдельный законопроект, который носит название «О государственном аудите и финансовом контроле». Данный законопроект был внесен в Парламент еще в 2013 году. Скажите, пожалуйста, почему он по сей день не принят?

К. Джанбурчин: Вот я хочу сказать, не знаю, может это такое счастливое совпадение. Я сейчас сюда приехал буквально с Мажилиса. Во втором чтении законопроект был одобрен. Теперь осталось его рассмотреть в Сенате. Но я думаю, насколько мне позволяют результаты предыдущих обсуждений, каких-то серьезных вопросов или препятствии для его принятия не должно возникнуть. Мы обещали Главе государства, что в этом году этот закон примут. Я думаю, что он будет принят. А что касается того, что он так долго задержался, дело в том, что целью этого документа является внедрение государственного аудита. Это не одномоментный шаг. Не бывает такого, что сегодня объявили государственный аудит, а завтра можно его внедрить. Это достаточно серьезный и многоплановый процесс, поэтому отдельные нормы законопроекта не будут приняты сразу с 1-января 2016 года. Они требуют определенной подготовки. То есть их введение будет отсрочено на один год, может на два или три. Но основная часть будет введена с 1 января 2016 года. Разумеется, для внедрения государственного аудита и для реализации этого закона, потребуется принятие и разработка целого ряда нормативных правовых актов. То есть указов Президента, постановления Правительства, постановления Счетного комитета, приказов председателя Счетного комитета. Их должно быть разработано около 50. Мы не стали ждать, пока закон будет принят. И за время обсуждения Парламентом этого закона, мы уже разработали 33 нормативных правовых актов. Еще более 12-15 находятся на стадии реализации. То есть, я думаю, что к моменту выхода законопроекта, все эти 50 нормативных правовых актов будут разработаны. С принятием закона мы сразу начнем его реализовывать. Разумеется, есть вопросы, которые требуют времени. В частности, у нас нет государственных аудиторов. Я об этом и раньше говорил. Они не готовятся. Но сейчас вроде Министерство образования и науки приняла конструктивную позицию, и занимается внедрением учебных программ для подготовки государственных аудиторов.

Ведущая: Какие изменения будут внедрены в деятельность Счетного комитета после принятия данного законопроекта? Будут ли новые полномочия?

К. Джанбурчин: Очень серьезно расширяются полномочия Счетного комитета и роль Счетного комитета в осуществлении государственного аудита и финансового контроля. Помимо тех функции, которые комитет сегодня реализует, абсолютно новыми будут функции оценки эффективности и реализации стратегии национального холдинга. Мы должны будем оценивать. Поэтому реализацию этой функции, скорее всего, отложат до 2017 года для того, чтобы было что оценивать. Потому что невозможно оценить то, чего нету. Абсолютно новая функция – это оценка эффективности и деятельности самих органов государственного аудита. Это новая функция оценки эффективности ценообразования. Абсолютно новые функции - это назначение председателя ревизионных комиссий регионов по представлению председателя Счетного комитета и их освобождения. Абсолютно новые функции – это обязательность решений координационного совета, это выдача сертификатов аудиторам. То есть полномочия Счетного комитета расширяются очень серьезно. Здесь важно не утонуть. Потому что полномочий на себя можно натянуть много, а реализовать их сложно. Именно с этим связано то обстоятельство, что отряд полномочий, которые были в первоначальном проекте заложены. Нам пришлось сразу отказаться. У нас нет специалистов не только оценки воздуха или воды, это необходимо оценивать всю флору и фауну. Это колоссальная работа. Это целая система. Этим должна заниматься государственный институт.

Ведущая: Для качественной реализации новых функций необходимы новые ресурсы, в частности, человеческие. Насколько позволяет штат Счетного комитета реализовать это?

К. Джанбурчин: Вопрос интересный. Разумеется, учитывая специфику сегодняшнего дня, экономическое положение, мы не ставим вопрос о вовлечении. За счет внутреннего перераспределения имеющих ресурсов я надеюсь, мы сможем достаточно серьезно и основательно реализовать эффективность тех функций, которые будут у нас. Что касается будущего, то посмотрим. Если экономическая ситуация улучшится, то можно будет говорить о расширении. Мы сегодня приносим многомиллиардные доходы государству. А бюджет Счетного комитета заставляет порядка двух или трех миллиардов тенге. Я просто констатирую факт. Мы справимся своими силами.

Ведущая: Вы сказали о том, что с принятием нового закона Счетный комитет будет проводить предварительную оценку проекта республиканского бюджета. По сути, это главный финансовый документ. Как и насколько это повлияет на улучшение финансовой дисциплины в стране в целом?

К. Джанбурчин: Вообще, предварительная оценка бюджета – это функция, которая реализуется во многих странах. Как показала практика, это достаточно эффективное средство для того, чтобы повысить эффективность самого бюджетного процесса. Мало объявить о переходе на предварительную оценку бюджета. Здесь важно расписать саму процедуру, как его осуществить. В сегодняшней версии, которую предлагают отдельные разработчики, предполагается, что Счетному комитету проект бюджета будет передан для предварительной оценки за 4-5 дней до внесения его в Парламент. Разумеется, за 4-5 дней сделать качественную предварительную оценку какого-либо серьезного документа невозможно. Можно сделать оценку, но это будет профанация. Это будет не оценка, но это будет видимость оценки. Поэтому мы предложили несколько иной вариант. Во-первых, мы предложили, чтобы эта норма начала действовать через год с 1 января 2017 года. За этот год мы должны иметь связь с Министерством финансов и другими заинтересованными органами. Мы должны эту процедуру предварительной оценки разработать с тем, чтобы не превратить ее в профанацию. В качестве вариантов мы предложили, чтобы представители Счетного комитета с самого начала участвовали хотя бы в виде наблюдателей в работе республиканской бюджетной комиссии, которая будет работать над проектом бюджета следующего года. С тем, чтобы в течение работы самой республиканской бюджетной комиссии, было видно, где есть минусы, где есть плюсы, где есть узкие места, на что надо обратить внимание. Это первое. Второе, я думаю, что, как это будет сделано, я сейчас сказать не могу. Но 25-30 дней для качества предварительной оценки бюджета нужно. Если мы завтра хотим честно смотреть в глаза людям, мы должны сказать, что предварительная оценка – это серьезный документ, который заслуживает внимания. А не так, чтобы за 4 дня взять какую-то бумажку, отдать ее, и потом говорить, что это предварительная оценка. Это кроме хихиканья больше ничего не вызовет. Затем, может быть, я думаю, многие со мной согласятся, что надо начинать с отдельных наиболее главных элементов бюджета, из доходной части бюджета, из расходной части бюджета. Есть инвестиционные проекты, есть бюджеты, есть текущий бюджет. То есть сам бюджет – это документ достаточно большой, многоплановый и объемный, к тому же многораздельный. Может быть, надо начинать с оценки ключевых параметров соответствия бюджета стратегическим установкам Президента, стратегическим направлениям развития государства, приоритетным направлениям государства. То есть, в течение года мы должны будем разработать методику предварительной оценки бюджета. Затем, по мере накопления опыта, по мере изучения опыта других стран, эту методику можно будет совершенствовать. То есть, это абсолютно разумный и аргументированный, логичный подход. Самая лучшая позиция – это принципиальная позиция. Ее можно хоть объяснить и обосновать. А когда беспринципный, то говоришь одно, то другое, то невозможно доказать и защитить.

Ведущая: То есть будет проведена такая обоснованная работа?

К. Джанбурчин: Конечно. Сразу со следующего года вводить эту норму с тем, чтобы мы в следующем году уже начали давать предварительную оценку бюджета 2017 года, наверное, это рано. Хотя, начинать эту работу надо со следующего года. Вводить представителей Счетного комитета в качестве наблюдателя надо уже со следующего года. Чтобы уже в течение года нарабатывать опыт.

Ведущая: В 93-шаге сто конкретных шагов также отмечено, что счетный комитет будет работать по модели первоклассных аудиторских компании. Насколько на ваш личный взгляд данная формулировка корректна?

К. Джанбурчин: Мне сложно говорить, корректно это или не корректно, потому что эта формулировка уже есть. Поэтому обсуждать ее я не могу. Хотя, конечно, Счетный комитет будет использовать в своей деятельности опыт мировых аудиторских передовых компании, органов финансового контроля, которая занимается аудитом. Ограничиваться только деятельностью аудиторских компании мы не будем. Все что нам понадобиться для получения эффективности, мы будем брать. А насчет корректности, я думаю, сложно говорить. Надо было раньше, когда обсуждали это говорить о корректности или не корректности.

Ведущая:

Помимо моих вопросов, также имеются вопросы от наших Интернет - пользователей. Алина пишет: «Я работаю в службе внутреннего аудита одного из государственных органов. Не буду говорить конкретно какого. Как представитель высшего органа финансового контроля, что вы можете сказать о работе таких служб?».

 


К. Джанбурчин: Ну, что я могу сказать? Я могу сказать, что службы внутреннего контроля и службы внутреннего аудита, даже сам факт, что в одних учреждениях они называются службой внутреннего контроля, в других называется службой внутреннего аудита, говорит о том, что единой системы органов внутреннего аудита в стране нет. Но это мое мнение. Я могу быть не прав. Тем более время идет. Дело в том, что органы внутреннего аудита созданы во всех государственных учреждениях, как на центральном, так и на местном уровне. Очень важно, чтобы органы внутреннего аудита работали по единым стандартам, по единым методикам, по единым регламентам, по единым правилам. Чтобы это было элементами одной большой системы, то, что мы сейчас делаем вместе с ревизионными комиссиями, дело в том, что Счетный комитет высшего финансового контроля. Ревизионные комитеты – органы местного финансового контроля. Ревизионные комиссии должны осуществлять внешний контроль местного бюджета, Счетные комитеты – за республиканский бюджет. Мы сейчас вместе с ревизионными комиссиями отвечаем за методическое обеспечение деятельности ревизионных комиссий. Мы сейчас создаем единую систему служб внешнего финансового контроля во главе со Счетным комитетом, который будет действовать по одним стандартам, по одним методикам, по одним рекомендациям. То есть, мы будем работать как единое целое, разумеется, с учетом специфики региональных органов. Нам легче, потому что ревизионных комитетов 16. Были факты, когда органы внутреннего контроля из-за нехватки людей в других подразделениях выполняли другие функции. Но сейчас комитету внутреннего контроля финансов, несмотря на свою огромную загруженность, надо этому вопросу уделить особое внимание. Когда мы в стране создадим единую систему служб внутреннего аудита в госучреждениях, тогда работа Счетного комитета и работа финансового контроля намного облегчится. Она позволит нам сосредоточиться на вопросах анализа, прогноза. Потому что есть финансовые нарушения. Это серьезные вещи. Есть процедурные нарушения. Многие процедуры и нарушения можно снимать службами внутреннего аудита. Например, во время тендера подпись председателя ставит не председатель, а его заместитель, это считается нарушением, и оно записывается в перечень нарушений. Но это все можно же решить на локальном уровне? Поэтому, у органов внутреннего аудита просто колоссальный резерв. По нашим данным до 60 % нарушений, особенно процедурных.

Ведущая: Мы будем надеется, что Алина получила для себя весьма конструктивный ответ на заданный вопрос. Еще один последний вопрос от пользователя Айгерим: «Счетный комитет проверяет только государственные учреждения и квазисудебный сектор, или частные организации также?».

К. Джанбурчин: Сферу нашей деятельности даже можно сказать, что определяет название – контроль за использованием средств республиканского бюджета. Если частные предприятия используют средства республиканского бюджета, мы можем проводить проверку и там. Тем более есть прямое указание Главы государства, «чтобы каждый тиын из бюджета или национального фонда доходил до последнего потребителя и был использована эффективно». Но на основании собственных соображении мы не имеем права проводить проверку.

Ведущая: Спасибо большое вам за все ваши ответы на поставленные вопросы. Наше время, к сожалению, подошло к концу.

К. Джанбурчин:

 

Вам спасибо.

 


Ведущая: Ну, а вам, дорогие пользователи, хотелось бы напомнить о том, что за самой достоверной и правовой информацией можете обращаться на наш информационный портал BNews.kz. Всего доброго! До свидания!

 

Hype news

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
Наверх