Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, +20 ℃
  • Алматы, +18 ℃
  • Шымкент, +18 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
26
27
28
29
30
1
2
3
4
5
6


Врач детской реанимации: Я ухожу, потому что не хочу получить инсульт в 50 лет | Интервью | BaigeNews.KZ 23 февраля, 2017, 13:47
23433
Фото: Асель Турар

Врач детской реанимации: Я ухожу, потому что не хочу получить инсульт в 50 лет

О ситуации с кадрами в интервью корреспонденту BNews.kz рассказала заведующая отделением реанимации Акмолинской областной детской больницы Елена Иванова. Врач, проработавшая в отделении более четверти века, не скрывает, что собирается уходить из службы. Причина — слишком большая нагрузка.      

- Елена Юрьевна, в отделении, вижу, ремонт. А как же пациенты?

- Отделение рассчитано на 12 коек. Из-за ремонта мы пока прекратили поступление к нам больных, за исключением тех, кто нуждается именно в реанимационных мероприятиях. Остальные по другим отделениям. Сейчас здесь находятся четверо больных. Из них — один новорожденный, у него  пороки развития, атрезия (недоразвитие) пищевода. Ребенок прооперирован, мы забрали его из Перинатального центра № 1 г.Астаны. У малыша также синдром Эдварса — генетическая внутриутробная патология.

Другой ребенок у нас уже 2,5 месяца на искусственной вентиляции легких, у девочки поражение центральной нервной системы — энцефалит. Еще один — с тяжелой бронхопневмонией, эпилепсией, тоже на аппарате ИВЛ. Четвертый — с хроносепсисом.

- Расскажите, пожалуйста, о ситуации в отделении с кадрами?

- Тотальный дефицит врачей. На сегодня у нас на всю Акмолинскую область работают всего четыре детских реаниматолога в то время, когда нужно хотя бы 12. В это число входим я как зав. отделением и бывший заведующий, основатель службы детской реаниматологи в регионе Анатолий Ван, которому 80 лет.

- А вообще положено 16 реаниматологов?

- Ну, 16 – это слишком хорошо. Все мы понимаем, что на одну ставку доктор не проживет. Чтобы работать хотя бы на ставку с четвертью работать, нужно 12 человек.

- Как выглядят ваши рабочие будни при такой нагрузке?

- Сутки полтора через ночь. То есть я работаю каждый день, плюс минимум восемь-десять дежурств. Бывают и суточные дежурства, экстренные вызовы в район. Практически без выходных.

Нагрузка колоссальная, люди не выдерживают, уходят. И я не скрываю то, что тоже собираюсь уходить.

- Но Вы столько лет в детской реанимации….

- Я не могу больше так работать. На износ. Я не хочу получить в 50 лет инсульт или инфаркт на работе. Сами поймите, полторы сутки ты на работе, домой приходишь в пять-семь вечера. А утром в восемь уже на работе. Нормальный человек этого не выдержит. Даже тот, кто безумно любит свою профессию.

Ведь мы же не просто так приходим и сидим тут. Даже если более-менее спокойное дежурство — под этим мы подразумеваем, когда тебя после часу ночи никуда не вызывают, - у нас традиционно полное отделение детей. Спокойным его в любом случае можно назвать в кавычках. Если нам положено дежурить по два врача, мы - по одному. То есть двойная нагрузка. А это всегда риск.

При этом родители ведут себя не самым лучшим образом. Каждый считает, что у него — единственный ребенок, который попал в реанимацию, и остальные дети его не волнуют. Они могут схватить за руку, толкнуть, не пускать врача в отделение. Чтобы поговорить. Но врач не может постоянно беседовать, для этого есть определенные часы. А при таком детальном дефиците докторов...

Я, с одной стороны, их понимаю, никому не пожелаешь испытания, когда ребенок балансирует между жизнью и смертью. Естественно, чувство тревоги обостряется. Но не нужно забывать, что в реанимации на волоске жизнь каждого пациента.

- Анестезиолог-реаниматолог рассказывал, как тяжело было везти ребенка под ИВЛ на компьютерную томографию в областную больницу. Водители никак не хотели пропускать.

- Это еще одна печальная реальность. И, думаю, не только в нашем городе, и не только в Казахстане. Возьмите хоть территорию больницы, заставленную легковушками. Зачастую они настолько близко подъезжают к крыльцу, что нам не подобраться. А просишь убрать авто с дороги, столько приходится выслушать!

- Есть ли дефицит в других специалистах?

- Мы знакомы со всем спектром тяжелой патологии, где требуется интенсивная терапия. Но в больших клиниках реаниматология и анестезиология подразделяются, это две разные специализации. Можно быть замечательным анестезиологом и не шибко хорошим реаниматологом. Или наоборот.

- Анатолий Ван, который в службе реанимации посвятил около полувека, продолжает работать и спасать детей. А молодежь не выдерживает…

- Молодежь какая-то слабенькая. Не в плане подготовленности, а в физическом, психологическом. Им очень тяжело даются эти дежурства. Тяжело дается беседа с родителями, когда со всех сторон оказывается давление.

За три последних года от нас ушло человек пять. Проходят переспециализацию либо, и это в основном, идут во взрослую реанимацию.

- Там легче?

- Сказать, что легче, не могу. Но там, думаю, психологически легче. Но никак не физически. Ведь здесь — дети.

- А сами Вы куда уходите? Не представляю Вас в другой сфере.

- Моя будущая деятельность не будет связана с практической медицинской деятельностью.

- Сколько сегодня получает врач детской реанимации?

- Мой оклад — 90 тысяч. Это при том, что высшая категория, «заведование» отделением и 26 лет стажа. Это без дежурств. А у молодого врача 50 тысяч с копейками.

- Сколько сегодня получает на руки молодой врач?

- В среднем, со всеми дежурствами, наверно, даже и ста тысяч не будет.

- А какие перспективы решения кадрового вопроса, должны же приниматься какие-то меры?

- Один доктор у нас обучается на первичной специализации. Но если учесть, что Анатолий Иванович рано или поздно уйдет, что я собираюсь уходить. Что один из двух совместителей, которые нам помогают, - заместитель главного врача, а второй — в другой больнице, то есть трудно дежурить, мы ничего не выигрываем. Если один придет и уйдут двое, банальная арифметика…

- Вы пытались поднимать эти вопросы на более высоком уровне?

- О наших проблемах знают все. Что человеку нужно? Жилье и подъемные. И в то же время не могу сказать, что в регионе ничего не делается. Построили Дом медиков, есть именная стипендия акима для обучения в медвузах выпускников из малообеспеченных семей. Наверно, этого мало, и это медленно. Ситуация по крайней мере в нашей службе достигла критической отметки. На мой взгляд, нужно строить больше общежитий. Думаю, тогда и люди бы нашлись.

Между тем, по информации, озвученной акимом Акмолинской области Сергеем Кулагиным в ходе отчетной встречи об итогах социально-экономического развития региона за 2016 год и перспективах на 2017-й, в медицинские организации области прибыло 70 врачей и 289 средних медработников, из них в села - 25 врачей.

Выделено жилье 74 сотрудникам, в том числе 22 - в сельской местности. Выплачены подъемные пособия 67 специалистам (9,9 млн тенге), кредиты на приобретение жилья получили 34 (100,6 млн).

Прошли повышение квалификации и переподготовку 265 врачей и 754 средних медработников в медицинских вузах и колледжах, научных центрах.

Напомним, в рамках работы по привлечению медицинских кадров в 2015 году Сергей Кулагин дал поручение акимам районов и городов ежегодно в течение пяти последующих лет направлять по 120 выпускников в год на обучение в медакадемии.

Так, за счет средств местного бюджета и средств хозяйствующих субъектов, сообщалось в ходе отчетной встречи, в медицинских вузах учатся 116 выпускников школ области, поступивших в 2016 году.

Напомним, в ходе расширенного заседания коллегии «О деятельности здравоохранения за 2016 года и задачах на 2017-й» руководитель облуправления здравоохранения Акмолинской области Гульнар Кулушевапризвала коллег усилить работу по привлечению кадров.

«Абитуриентов, желающих стать врачами, должно быть значительно больше. Подготовка врачей, в том числе резерва на руководящие должности, является прямой обязанностью и показателем работы первых руководителей», - подчеркнула главный врач региона.

not findimage
Наверх