Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, +9 ℃
  • Алматы, +15 ℃
  • Шымкент, +18 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс


С.Сабикенов: Поправки в статью 26 Конституции усиливают гарантии защиты прав собственности граждан РК | Интервью | BaigeNews.KZ 10 февраля, 2017, 12:47
2666

С.Сабикенов: Поправки в статью 26 Конституции усиливают гарантии защиты прав собственности граждан РК

Академик НАН РК, доктор юридических наук, профессор института Сарбонна-Казахстан, Казахского национального педагогического университета им. Абая Салахиден Сабикенов ответил на заключение НИИ частного права Каспийского Университета о новой редакции статьи 26 Конституции Республики Казахстан в лице юриста Майдана Сулейменова, которое было опубликовано в ряде СМИ.  BNews.kz публикует ответы академика на комментарии данного заключения о новой редакции Конституции.   

По мнению Салахидена Сабикенова, комментарий  М. Сулейменова  выдержан в цивилистическом стиле и рассматривает защиту прав собственности с точки зрения сугубо гражданского права. В связи с чем, автором делается вывод об отсутствии необходимости корректировки Конституции в данной части.

«Однако, Конституция это, прежде всего политико-правовой и публичный документ, который характеризуется высшей юридической силой и стабильностью.

Что же касается Гражданского кодекса, мы знаем,  что этому регулятору гражданско-правовых отношений, к сожалению, не характерна стабильность. Нормы этого важного документа довольно часто корректируются, а также во многих случаях реализуются в иных законодательных актах», - считает академик.

«Мы не согласны с профессором М. Сулейменовым, что отсутствует необходимость на конституционном уровне регулировать вопросы прав собственности.

Конституция, являясь основным Законом государства, регулирует наиболее важные общественные отношения, в том числе касающиеся прав и свобод граждан.

И поэтому:

- если мы хотим обеспечить надежную защиту прав инвесторов и предпринимателей, что бы они уверенно вкладывали средства в экономику Казахстана;

- если мы хотим, чтобы наши граждане не волновались за свою собственность, в том числе за законно приобретенные квартиры, автомобили или иное имущество, за свой бизнес;

 - то гарантии неприкосновенности прав собственности должны быть закреплены на таком уровне, что бы завтра никто не мог их лишить этого имущества.

Такую надежную гарантию может дать только Конституция.

Такой подход также означает, что следует провести ревизию всего законодательного массива и исключить все нормы, противоречащие принципу неприкосновенности имущества, провозглашенному  Конституцией», - комментирует С.Сабикенов.

Комментарий: Обращает на себя внимание то, что предложения Проекта о новой редакции пунктов 1 и 2 статьи 26 Конституции не соответствует целям и задачам Распоряжения Президента РК от 11 января 2017 года №140. Рабочей группе было поручено  проработать только вопросы перераспределения полномочий между ветвями государственной власти. Очевидно, что предлагаемые изменения в статье 26 Конституции не соответствуют задачам, сформулированным в обращении Президента РК 25 января 2017 года. Вопросы собственности, защиты права собственности не имеют никакого отношения к теме перераспределения полномочий между институтами власти в Казахстане.

C.Сабикенов: Следует отметить, что вынесенный на всенародное обсуждение проект конституционных поправок не ограничивается вопросами перераспределения полномочий между ветвями государственной власти. В частности, имеются предложения, направленные и на уточнение статуса и полномочий органов прокуратуры. В связи с чем, неясна критика применительно только к поправкам в статью 26 Конституции.

Более того, такая критика только на основании несоответствия данной поправки целям и задачам, стоящим перед Рабочей группой, удивительно звучит. Также как и в научных исследованиях, в результате проведенных обобщений Рабочая группа пришла к выводу необходимости законодательной коррекции иных норм Конституции, а не только в части перераспределения полномочий. Иначе, если знаешь заранее результат, то можно и не начинать исследование.

Кроме того, обнародованный проект конституционных поправок не является догмой. Он будет дорабатываться с учетом предложений граждан.  Именно с этой целью он и был вынесен на всенародное обсуждение.

Комментарий: Нетрудно заметить, что практически  все права и свободы, закрепленные в разделе II Конституции, по существу  являются правами и гражданина, и человека, независимо от того, как они закреплены («каждый» или «граждане РК»). Также очевидно, что независимо от того, как они закреплены, эти права в силу пункта 4 статьи 12 Конституции РК распространяются в одинаковой степени и на граждан РК, и на иностранцев и лиц без гражданства (с ограничениями, установленными законами).

С.Сабикенов: Данное утверждение некорректно и нелогично. При таком подходе иностранцы и лица без гражданства наравне с гражданами Республики имеют право участвовать в управлении делами государства, избирать и быть избранными в органы государственной власти, участвовать в республиканском референдуме. Однако это не так. Статья 33 прямо определяет, что указанными политическими правами пользуются исключительно граждане Республики.

Тоже можно сказать и о гарантии невыдачи граждан Республики иностранному государству, установленной статьей 11 Конституции. Такие гарантии не распространяются на иностранцев, пребывающих в Казахстане и обвиняемых в совершении преступления на территории иностранного государства.

Комментарий: Поэтому в принципе можно и право на имущество закрепить как права человека («каждый»). В таком виде это право закреплено, например, в статье 17 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей  ООН 10 декабря 1948 года. В то же время в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года право каждого человека на владение имуществом не закреплено, и это не считается большим недостатком этого Пакта.

С.Сабикенов: Данное утверждение некорректно. Статья 17 Всеобщей декларации прав человека предусматривает, что каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими. При этом никто не должен быть произвольно лишен своего имущества.

Данное право является универсальным, но отличается в практическом обеспечении в зависимости от национальных юрисдикций. Как действующая Конституция, так и предлагаемые поправки к ней не ограничивают и тем более не исключают это право. В то же время, Декларация, закрепляя это право за каждым, устанавливает запрет на произвольное лишение имущества. То есть, Декларация изначально требует самых высоких правовых гарантий права собственности, как естественного права человека.

Что касается Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, то и он предусматривает самые высокие гарантии права собственности, путем установления требования о том, что ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.

К тому же согласно статье 5 Пакта никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека, признаваемых или существующих в какой-либо стране в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем предлогом, что в данном Пакте не признаются такие права.

Комментарий: Аналогично права на свободу объединений, на условия труда, на охрану здоровья, на образование и другие права, закрепленные в Разделе II Конституции РК как права граждан РК, в вышеназванных международных документах закреплены как права человека. Поэтому сразу возникает вопрос: если мы в отношении прав на имущество меняем права гражданина на права человека, почему мы не делаем этого в отношении других прав (столь же важных)  граждан РК, закрепленных в Разделе II Конституции РК?

Из сказанного вытекает бессмысленность предлагаемого изменения в пункте 1 статьи 26 Конституции РК, изменения, равным счетом ничего не меняющего в правовом положении человека и гражданина, их правах на частную собственность.

С.Сабикенов: Данное утверждение некорректно. Из предусмотренных разделом вторым Конституции 30-ти статей, 11 распространяются исключительно на граждан Республики (статья 10, статья 11, пункт 3 статьи 12, статья 23, пункт 2 статьи 24, статья 28, пункты 1 и 2 статьи 29, пункты 1 и 2 статьи 30, статьи 32, 33, 36).

Содержащиеся в статье 26 гарантии собственности Рабочей группой предложено распространить на каждого, то есть на граждан, оралманов, иностранцев,  лиц без гражданства. Разве эта цель не достойна Конституции страны?

Иные статьи Конституции, предусмотренные разделом вторым, действительно по своему содержанию или смыслу, применимы к каждому.

Комментарий: Это называется: « изменения ради изменений».

С.Сабикенов: На наш взгляд, выводы и тезисы, приведенные в заключении профессора М.Сулейменова, напротив, наглядно демонстрируют актуальность и своевременность предложенных Рабочей группой поправок в статью 26, которые не являются «изменениями  ради изменений».

Именно на данном конституционном положении Гражданский кодекс, одним из разработчиков которого является профессор Сулейменов М., прямо предусматривает, что под физическими лицами понимаются граждане Республики Казахстан, граждане других государств, а также лица без гражданства.

Комментарий: Правовое положение человека и гражданина, в том числе и иностранцев, в отношении частной собственности достаточно подробно и детально урегулировано в Конституции РК и других законодательных актах.

С.Сабикенов: Целью предложенных изменений в Конституцию, в том числе в статью 26, не является регулирование правового положения иностранцев, оно уже урегулировано. Целью этих изменений является укрепление гарантии права частной собственности для каждого, кто владеет им на законных основаниях, развитие рыночной экономики, содействие предпринимательской активности на благо процветания Казахстана и всех казахстанцев. И эти гарантии распространяются прежде всего на наших граждан.

Комментарий: Пункт 4 статьи 12 Конституции  содержит правило о том, что «иностранцы и лица без гражданства пользуются в Республике правами и свободами, а также несут обязанности, установленные для граждан, если иное не предусмотрено Конституцией, законами и международными договорами», которое, так же как и статья 26, включена в Раздел II «Человек и гражданин» Конституции. Иначе говоря, действующая редакция Конституции включает правило о предоставлении иностранцам и лицам без гражданства национального правового режима, за изъятиями установленными  законами и международными договорами. Отсылка к соответствующим правилам представляется логичной и обоснованной. Подобный прием позволяет более оперативно, на уровне законодательных актов, а не конституционных положений, регулировать  вопросы правового статуса иностранцев и лиц без гражданства.

С.Сабикенов: Конституция является фундаментом правовой системы Казахстана. Она, как Основной закон страны, представляет собой базу для текущего законодательства, определяет его характер.

 Конституция обладает высшей юридической силой. Верховенство Конституции проявляется в том, что все законы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии с ней.

Вместе с тем для точного и неукоснительного соблюдения требований Конституции, её нормы должны быть максимально конкретными и понятными, исключая неопределенный, двоякий смысл.

Такой подход служит основой для принятия в последующем законодательных актов, содержание которых четко отражает суть и принципы Основного закона государства.

В этой связи непонятны выводы профессора Сулейменова М., что  «…подобный прием позволяет более оперативно, на уровне законодательных актов, а не конституционных положений, регулировать  вопросы правового статуса иностранцев и лиц без гражданства…». Основополагающие права и свободы человека и гражданина должны определяться на конституционном уровне.

При этом данный подход не исключает возможности более детальной регламентации на законодательном уровне отдельных положений.

Таким образом, норма статьи 12 Конституции, устанавливающая, что: «Иностранцы и лица без гражданства пользуются в Республике правами и свободами, а также несут обязанности, установленные для граждан, если иное не предусмотрено Конституцией, законами…..». непосредственно указывает на данный вывод.

То есть, в этом случае подразумевается, что деятельность иностранцев и лиц без гражданства на территории Казахстана будет регулироваться отдельными законами, в том числе и с возможностью ограничения такой деятельности, если это не противоречит Конституции.

Комментарий: Текущее законодательство достаточно подробно регулирует отношения, связанные с правовым статусом иностранцев и лиц без гражданства, других участников правоотношений. Так, действующий Гражданский кодекс РК (далее – «ГК») устанавливает правило о том, что в качестве физических лиц понимаются граждане РК, граждане других государств, а также лица  без гражданства. Положения главы 2 ГК применяются ко всем физическим лицам, если иное не установлено кодексом. Кроме того, к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила ГК о юридических лицах, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из законодательства или существа правоотношения (пункт 3 статьи 19 ГК). В свою очередь правила о юридических лицах применяются к государству и административно-территориальным единицам, если иное не вытекает из законодательных актов (статья 114 ГК). Иначе говоря, гражданское законодательство последовательно выстраивает уровни регулирования, зависящие от правового положения субъектов (участников) гражданских правоотношений. Но основу для подобного регулирования представляют нормы о гражданах, которые впоследствии экстраполируются на иных лиц. Подобная законодательная практика является по сути традиционной, апробированной не только в Республике Казахстан, но и в других странах.

С.Сабикенов: Автором комментария, в обоснование отсутствия необходимости корректировки  пункта 1 статьи 26 Конституции приводятся нормы Гражданского кодекса, касающиеся субъектов  гражданских правоотношений (физические лица к которым относятся граждане, иностранцы, лица без гражданства, граждане,

 осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридические лица). При этом отмечается, что гражданским законодательством последовательно выстраиваются уровни регулирования, зависящие от правового положения субъектов гражданских правоотношений.

Другими словами, автор говорит, что зачем менять в Конституции слова «Граждане Республики Казахстан» на слово «Каждый», если исходя из Гражданского кодекса в разных правовых ситуациях  («уровнях регулирования») под гражданами мы можем понимать, в том числе иностранцев.

Таким образом, М.Сулейменов ставит нормы Конституции Республики, регулирующих вопросы граждан, иностранцев и лиц без гражданства в зависимость от норм Гражданского кодекса.  Иными словами Гражданскому кодексу придается большая юридическая сила, чем Конституции. А это для всех, в том числе для юридической общественности является неприемлемым.

Конституция – это основной закон государства, который обладает высшей юридической силой и иные законодательные акты, в том числе и Гражданский кодекс должны ей соответствовать, а не наоборот.

Кроме того, в зависимости от определенной правовой ситуации Конституция наделяет теми или иными правами и обязанностями либо граждан, либо иностранцев, либо и граждан  и иностранцев.

Комментарий: С момента обретения независимости в Казахстане сложилось довольно развитое законодательство о защите и поддержке инвестиций. Например, нормы Предпринимательского кодекса содержат различные государственные гарантии инвестиций вообще, и иностранных в частности, в том числе и гарантии прав инвесторов при национализации и реквизиции (статья 279 ПК, главы 4, 5 и 6 Закона РК от 1 марта 2011года  № 413-IV  «О государственном имуществе»).

С.Сабикенов: Необходимо отметить, что предусмотренные Предпринимательским кодексом механизмы защиты инвестиций, в том числе и гарантии их прав, носят ограниченный характер, так как касаются только экономической деятельности иностранцев.  Наличие гарантий в отношении собственности в иных сферах жизнедеятельности не являются между тем предметом регулирования Предпринимательским кодексом.

Вместе с тем предлагаемые поправки в статью 26 Конституции будут касаться не столько экономических аспектов деятельности иностранцев, сколько других сфер жизнедеятельности. В частности, речь идет о праве собственности на жилище, на автомобильный транспорт и т.д. И, повторяю, в первую очередь усиливаются гарантии защиты прав собственности наших граждан.

Комментарий: В интернет-пространстве, различных мессенджерах активно обсуждается предлагаемое изменение пункта 1 статьи 26 Конституции. Особому вниманию и комментированию подвергается именно это предложение! Считается, что за ним стоит желание вывести правовое обеспечение интересов иностранцев на конституционный уровень. Поэтому оценку предложенного изменения следует проводить, имея в виду возможные негативные социальные последствия.

С.Сабикенов: Автором делается утверждение, что за предлагаемым изменением пункта 1 статьи 26 Конституции «стоит желание вывести правовое обеспечение интересов иностранцев на конституционный уровень».

Это утверждение некорректно и вырвано из контекста. Предложенная редакция поправок в пункты 1 и 2 статьи 26 распространяет свое действие на всех и каждого, кто на законных основаниях имеет в собственности имущество. Это, в первую очередь, наши граждане и наши соотечественники, вернувшиеся на историческую родину (оралманы). Эти поправки надо смотреть комплексно. Их целью является обеспечение гарантий неприкосновенности собственности.

При этом, как любое современное демократическое государства, высшими ценностями которого, согласно статье 1 Конституции, являются человек его права и свободы, мы должны гарантировать безопасность, в том числе и неприкосновенность законно приобретенной собственности, всем, лицам не являющихся гражданами Казахстана, кто находится в нашей стране на законных основаниях.

Комментарий: Нельзя согласиться с утверждением, что изменения в статью 26 Конституции не касаются земельных отношений, потому что они регулируются отдельной статьей 6 Конституции, и что земля не может быть имуществом в смысле статьи 115 ГК. Это является или грубой юридической ошибкой, или сознательной подменой юридических понятий. В статье 6 Конституции говорится о собственности на землю (государственной и частной), и положения статьи 26 Конституции распространяются на право частной собственности на землю в такой же степени, как и на другие объекты права частной собственности. Земельные участки, введенные в оборот и находящиеся в частной собственности, являются таким же имуществом в смысле статьи 115 ГК, как и любые иные объекты гражданских имущественных правоотношений.

Изложенное позволяет сделать вывод о нецелесообразности изменения редакции правила пункта 1 статьи 26 Конституции по причине детального регулирования соответствующих отношений как на конституционном уровне, так и посредством законодательных актов.

С.Сабикенов: Этот тезис также некорректен.

Во-первых, никто не утверждает, что статья 26 Конституции не касается земельных отношений и, что вопросы земельных отношений должны регулироваться исключительно статьей 6 Конституции.

 Действительно земля, как и любое иное имущество, является объектом права собственности.

При этом, поскольку статьей 26 Конституции регулируются общие вопросы  прав собственности, а статьей 6 Конституции регулируются специфичные вопросы прав собственности на земельные участки, то вопросы обеспечения гарантий прав собственности должны регулироваться  в совокупности.

Так, если статья 26 Конституции закрепляет общие гарантии неприкосновенности прав собственности на все законно приобретенное имущество, то статья 6 Конституции закрепляет условия приобретения земельных участков на законных основаниях.

Во-вторых, предложенная в пункт 1 статьи 26 Конституции поправка не означает, что иностранцы и лица без гражданства вправе иметь в собственности любое имущество в Республике Казахстан. Это не так. Конституционные гарантии распространяются только к законно приобретенному имуществу.

Критерии законности приобретения имущества установлены Конституцией и законодательными актами. Если имущество приобретено незаконным путем, то соответствующая сделка по его приобретению будет считаться недействительной, а имущество, в том числе земельный участок, должно быть изъято.

Так, законодательными актами установлен целый ряд ограничений по имуществу, которое не может находиться в собственности иностранцев и лиц без гражданства. Такие запреты и ограничения, в частности, установлены в области средств массовой информации и телекоммуникаций.

Такой запрет распространяется и на земельные участки сельскохозяйственного назначения, поскольку Земельным кодексом установлен однозначный прямой запрет на возможность продажи земель сельхозназначения иностранцам и лицам без гражданства.

Поэтому, государство не будет предоставлять лицам, не являющихся гражданами Казахстана, право владения, пользования и распоряжения вышеуказанным имуществом, и в первую очередь, земельными участками сельскохозяйственного назначения. Более того, будут приниматься меры по их изъятию из неправомерного владения.

В-третьих. Поэтому замена в пункте 1 статьи 26 Конституции слова «граждане» на слово «каждый» не влечет изменение действующего правового режима права собственности за землю. 

Так, согласно  пункту 3 статьи 6 Конституции «Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы находятся в государственной собственности. Земля может находиться также в частной собственности на основаниях, условиях и в пределах, установленных законом». При этом, пределы и условия частной собственности на землю установлены Земельным кодексом. А Земельным кодексом установлен, как уже сказано, однозначный запрет.

Никоим образом не отменяется предложенными поправками и действие введенного Главой государства моратория на применение отдельных норм земельного законодательства. Этот мораторий в соответствии с Указом от 6 мая 2016 года будет действовать до 31 декабря 2021 года.

Комментарий: В пункте 2 статьи 26 Конституции изменения предлагаются в виде дополнений текста двумя предложениями. Первое – «Право собственности неприкосновенно». Второе – «Не допускается принятие законов и иных правовых актов, ограничивающих или лишающих права собственности на имущество, приобретенное законным путем, если иное не предусмотрено Конституцией». Имеющееся в действующей редакции предложение «Собственность, в том числе право наследования, гарантируется законом» включено между двумя новыми предложениями.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что нововведения касаются только права собственности. Полагаем подобные предложения несостоятельными, не учитывающими смысл и содержание существующего конституционного положения  о собственности.

Действующее правило пункта 2 статьи 26 Конституции нельзя интерпретировать в отрыве от иных конституционных положений. Например, статьи 6, подпункта 2) пункта 3 статьи 61, подпункта 4) статьи 66, подпункта 2) пункта 2 статьи 87 Конституции. Во всех указанных случаях Основной закон говорит именно о «собственности», а не о «праве собственности». Лишь в подпункте 2) пункта 3 статьи 61 законодатель наряду с понятием  «собственность» употребляет термин «иные вещные права».

С.Сабикенов: Предлагаемые поправки направлены на усиление гарантий собственности.

При этом  согласно статье 6 Конституции собственность обязывает, пользование ею должно одновременно служить общественному благу. Субъекты и объекты собственности, объем и пределы осуществления собственниками своих прав, гарантии их защиты определяются законом.

Таким образом, в указанном случае  собственность подразумевается не только как имущество, но и как право.

Более того, согласно пункту 1 статьи 26 Конституции граждане Республики Казахстан могут иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество.  То есть в указанном случае под частной собственностью понимается не сколько имущественное содержание собственности, а право, как совокупность полномочий по управлению имуществом.

Данные подходы нашли свое отражение в нормативном постановлении Конституционного Совета от 3.11.99 г. № 19/2, в соответствии с которым термин «собственность» воспринимается не только как эквивалент «имущество», но и как «право» (постановление).

Об этом также свидетельствуют положения Гражданского кодекса,  Глава 8 которого регламентирует вопросы права собственности, исходя из которой, под правом собственности подразумевается право владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом.

Комментарий: Конституционные положения о собственности получили свое развитие в действующем законодательстве. Прежде всего, в ГК. Общие положения о собственности содержат нормы статей 191-193 ГК, специальные нормы существуют для общей собственности (главы 11 и 12 ГК), интеллектуальной собственности (статья 125, раздел 5 ГК) и другие. Анализ правил ГК позволяет сделать вывод о том, что в кодексе наиболее употребительным является термин «собственность», содержательная характеристика которого связана с другим распространенным гражданско-правовым термином – «имущество». Это позволяет говорить об имущественном содержании понятия «собственность» в гражданском законодательстве, которая составляет основу современного правового регулирования отношений собственности в Казахстане. Таким образом, подобное понимание собственности позволяет обеспечить правовую охрану и защиту не только праву собственности, а любым правам на имущество  (имущественным благам и правам), указанным в пункте 2 статьи 115 ГК. Иначе говоря, предлагаемая новелла значительно сужает защищенность имущественных благ и прав по сравнению с действующим законодательством.

С.Сабикенов: Действительно, Гражданский кодекс оперирует понятиями собственность и право собственности. При этом, отмечая ее имущественное содержание, ссылаться на приводимые статьи Гражданского кодекса, не совсем корректно.

Так, согласно статье 188 Гражданского кодекса право собственности есть признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. В этой связи собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Таким образом, слова «собственник», «собственность», «право собственности» по своему правовому значению близки и обозначают субъект, объект права собственности. И, соответственно, законодатель, используя термин «собственность», подразумевает не только ее имущественное содержание, аналогичное имуществу, а также то, что лицо вправе владеть, пользоваться и распоряжаться данным имуществом, то есть осуществлять право собственности.

Комментарий: Неприкосновенность собственности, хотя и прямо не декларируется в действующей редакции Конституции, вытекает из нескольких ее положений. Так, соответствующие правила прямо предусмотрены для жилища (пункт 1 статьи 25 Конституции), которое выступает основным видом собственности для граждан (физических лиц). Косвенно об этом идет речь в пункте 1 статьи 6 Конституции. При этом имеющееся правило о гарантированности собственности, существующих процедурах изъятия имущества у собственника (пункт 3 статьи 26 Конституции), наличие соответствующих норм в действующем законодательстве (статьи 249, 252-258 ГК, указанные выше нормы Закона о государственном имуществе и другие) позволяют говорить о наличии правил о неприкосновенности собственности в правовой системе Казахстана. По нашему мнению, можно и нужно вести речь о совершенствовании существующих правовых механизмов, которое, тем не менее, не нуждается в конституционном закреплении.

С.Сабикенов: Действительно, неприкосновенность в Конституции прямо предусмотрено только в отношении жилища. Таким образом, предлагаемая поправка расширяет предусмотренные гарантии о неприкосновенности права собственности на все иные объекты права, которые могут находиться в собственности у лица.

Комментарий: Предложение Рабочей группы  о включении в пункт 2 статьи 26 Конституции предложения о том, что «Не допускается принятие законов и иных правовых актов, ограничивающих или лишающих права собственности на имущество, приобретенное законным путем, если иное не предусмотрено Конституцией» не учитывает несколько обстоятельств:

Наличие второго предложения пункта 2 статьи 6 о том, что «Субъекты и объекты собственности, объем и пределы осуществления собственниками своих прав, гарантии их защиты определяются законом». Очевидно, что вопросы ограничения или прекращения (лишения) прав собственности на имущество по прямому указанию Конституции составляют  предмет иных законов, принятых в развитие соответствующих конституционных положений (подпункт 2) пункта 3 статьи 61 Конституции). Таким образом, предлагаемое дополнение Конституции вступает в прямое противоречие с пунктом 2 статьи 6 Конституции.

С.Сабикенов: Необходимо отметить, что противоречий между пунктом 2 статьи 6 Конституции и предлагаемыми поправками в пункт 2 статьи 26 Конституции не имеется.

В пункте 2 статьи 6 Конституции определяется содержание права собственности и пределы осуществления собственниками своих прав, в том числе и вопросы ограничения и лишения права собственности.

Таким образом, предложенные в статью 26 поправки направлены на расширение гарантий и механизмов защиты права собственности, в соответствии с которым только Конституцией  могут быть предусмотрены основания (случаи), на основании которых в законах и иных нормативных правовых актах может быть регламентированы вопросы ограничения или лишения права собственности на законно приобретенное имущество. В иных случаях ограничения установлены быть не могут.

Комментарий: Подобный запрет Проекта может иметь ряд негативных последствий.

Например, ограничение и лишение права собственности может осуществляться по различным основаниям, в том числе решениями судов при обращении взыскания по долгам, при принудительном отчуждении для государственных нужд, актами индивидуального применения, т.е. правовыми актами в широком смысле. Предлагаемая редакция Проекта лишает возможности ограничения или лишения (прекращения) права собственности за исключением случаев, предусмотренных  в самой Конституции. Между тем, предметом регулирования Конституции не являются отношения по обращению взыскания, конфискации за совершенные правонарушения и иные случаи принудительного прекращения права собственности. На практике это может вызвать недоразумения при толковании норм законодательных актов, регулирующих отношения по прекращению или ограничению (обременению) права собственности, в том числе при арестах, залогах, публичных сервитутах и других подобных случаях.

Далее, выражение Проекта «законов  и иных правовых актов…» дает  основания полагать, что актами индивидуального применения, которые согласно Закону РК от 6  апреля 2016 года «О правовых актах» относятся к правовым актам, не может ограничиваться (обременяться) или прекращаться право собственности, за исключением случаев, предусмотренных Конституцией РК. В таком случае, в Конституцию необходимо включить большую часть положений законодательных актов о принудительном прекращении права собственности, ограничениях (обременениях), применении мер гражданско-правовой, административной или уголовной ответственности, что не представляется возможным.

С.Сабикенов: Предлагаемое конституционное ограничение направлено на усиление гарантий прав собственности, в том числе возможную коррекцию действующих подходов, предусматривающих ограничение или лишение права собственности в отношении законно приобретенного имущества.

При этом необходимо отметить, что предлагаемые гарантии не будут применяться в отношении незаконно приобретенного имущества, то есть предусматривается сохранение действующего правового режима в отношении такого имущества. Более того, в проекте поправок есть фраза «если иное не предусмотрено Конституцией». Здесь имеется ввиду и пункт 2 статьи 6 Конституции: «Собственность обязывает, пользование ею должно одновременно служить общественному благу». То есть, если лицо использует законно приобретенное имущество не для общественного блага, то в таких случаях законодатель может ограничить право собственности.

Комментарий: Практика установления ограничений прав и свобод человека  и гражданина законом является общепризнанной. Так, например, ограничительному регулированию могут подвергаться права и свободы при необходимости обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного порядка, предотвращения преступлений, защита здоровья и нравственности населения, удовлетворения справедливых требований морали и общего благосостояния в демократическом обществе. Об этом прямо сказано в ряде  международных правовых актов (см. пункт 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека, пункт 3 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, пункт 2 статьи 10, пункт 2 статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

С.Сабикенов: Названные международные акты (пункт 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека, пункт 3 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, пункт 2 статьи 10, пункт 2 статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) прямо предусматривают, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Данные международные документы не имеют прямого действия и требуют их имплементации в силу того, что любые ограничения устанавливаются национальными законами в пределах, установленных конституциями. 

Комментарий: В случае, если указанное изменение все-таки останется в Проекте, необходимо будет подчеркнуть, что оно касается только случаев ограничения или лишения права собственности, уже приобретенного законным путем. Но оно не может распространяться на случаи приобретения права собственности. То есть ограничения на приобретение права собственности в любом случае могут устанавливаться не только Конституцией, но и законами РК. Это позволит сохранить в неприкосновенности уже существующие ограничения на приобретение права собственности, такие, например, как ограничения для иностранцев в приобретении права собственности на жилище, мораторий на приобретение иностранцами и гражданами РК земельных участков с собственность и другие. Принятие изменений в Конституцию не должно поколебать каким-то образом это положение.

Таким образом, изложенное выше позволяет сделать вывод об отсутствии какой-либо  целесообразности изменения редакции правил пункта 2 статьи 26 Конституции.

С.Сабикенов: Как уже отмечалось, замена в пункте 1 статьи 26 Конституции слова «граждане» на слово «каждый» не влечет изменение действующего правового режима права собственности за землю.  И в проекте говорится о приобретенном, а не приобретаемом имуществе.

Земельным кодексом установлен однозначный прямой запрет на возможность продажи земель сельхозназначения иностранцам и лицам без гражданства.

Никоим образом, повторяю, не отменяется предложенными поправками и действие введенного Главой государства моратория на применение отдельных норм земельного законодательства. Этот мораторий в соответствии с Указом от 6 мая 2016 года будет действовать до 31 декабря 2021 года.

Более того, сохраняют свое действие и иные ограничения. Так, законодательными актами установлен целый ряд ограничений по имуществу, которое не может находиться в собственности иностранцев и лиц без гражданства. Такие запреты и ограничения, в частности, установлены в области средств массовой информации и телекоммуникаций.

Поэтому, государство никоим образом не будет гарантировать для лиц, не являющихся гражданами Казахстана, право владения, пользования и распоряжения вышеуказанным имуществом, и в первую очередь, земельными участками сельскохозяйственного назначения. Более того, как уже отмечалось, будут приниматься меры по их изъятию из неправомерного владения.

Комментарий: Совершенствование имущественных отношений в целом, и отношений собственности в частности, требует существенной проработки, обстоятельного анализа существующей нормативной правовой базы, изучения опыта развитых государств. Возможно, что в результате этого и возникнет необходимость совершенствования существующих конституционных положений о собственности, правах на имущество. Пока же подобной необходимости  нет. Поэтому предлагаемая Рабочей группой  редакция правил пунктов 1 и 2 статьи 26 Конституции не может  быть  поддержана и подлежит отклонению.

С.Сабикенов: С выводом о необходимости тщательного изучения сложившихся общественно-экономических отношений, отечественной правоприменительной практики и лучшей мировой практики нельзя не согласиться. И именно такая работа была проделана Рабочей группой.

Следует учитывать, что права и свободы человека являются составным элементом более широкого правового института - правового положения личности. Данный институт в юридической науке рассматривается не только с позиций права, но и с точки зрения общечеловеческого и гуманитарного значения.

Одной из задач Конституции является закрепление основных фундаментальных прав и свобод. Начиная с середины XIX века, в европейских конституциях закреплялись права, которые являются фундаментальными для обеспечения правового статуса человека и гражданина, и которые получают гарантии в основных законах государства.

Основные права и свободы человека - это те фундаментальные естественные правовые возможности субъектов права пользоваться определенными благами, без которых человек не мог бы существовать и развиваться как самодостаточная, полноценная личность.

К числу наиболее важных, общезначимых прав и свобод человека конституции большинства стран мира, руководствуясь международно-правовыми документами, относят наряду с правом на жизнь, свободу, безопасность, физическую и психическую неприкосновенность, достоинство личности, также и право на частную собственность. Эти фундаментальные права и свободы закрепляются в конституциях государств и признаются на международно-правовом уровне.

К примеру, конституции Германии, Испании, Литвы, США, России, Норвегии, Франции не обусловливают гарантии права собственности гражданством страны. Это право является естественным и гарантируется каждому.

Таким образом, поправки в статью 26 Конституции направлены на закрепление общемирового принципа экономической системы современного государства - принципа неприкосновенности частной собственности.

Что касается утверждения автора комментария о том, что «пока же подобной необходимости нет» (речь идет о совершенствовании существующих конституционных положений), можем лишь сказать, что стране не надо ждать, когда такая необходимость наступит, надо предвидеть будущее и идти с ним в ногу, если не опережать его.

not findimage
Наверх