Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, +12 ℃
  • Алматы, +15 ℃
  • Шымкент, +17 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
26
27
28
29
30
1
2
3
4
5
6


Особняк в Эмиратах, счета в Англии: Как казахстанцы скрывают свои доходы? (ФОТО) | Интервью | BaigeNews.KZ 17 января, 2017, 13:39
5056
Фото: Бауыржан Жуасбаев

Особняк в Эмиратах, счета в Англии: Как казахстанцы скрывают свои доходы? (ФОТО)

Акция легализации завершилась. Министр финансов РК Бахыт Султанов рассказал об основных итогах легализации. Можно ли назвать результаты успешными? Оправдались ли ожидания? Где казахстанцы приобретают недвижимость и в каких странах укрывают «теневые» деньги? Об этом корреспонденту BNews.kz рассказал руководитель управления оперативного мониторинга КГД МФ РК Сагнаев Ерлан.

- Министр озвучил, что свой бизнес можно начать с чистого листа. Что это означает для предпринимателя?

Для бизнеса это означает то, что на протяжении 2-х лет мы гражданам дали возможность легализовать все свои средства, вывести все свои доходы в виде денег, недвижимости из теневого оборота и заявить его в легальном экономическом обороте. Львиную долю эффекта мы видим от вложенных в легализацию теневых денег. В виде 4,1 трлн тенге.

«Начать бизнес с чистого листа» означало, что все доходы, которые граждане легализовали, имели теневую природу происхождения. С этих денег соответственно не платились налоги, они укрывали их и так далее.

Легализовав, они естественно могут указывать их в налоговых декларациях, и мы законом дали им гарантии, что никакого преследования в их отношении по налогам не будет: ни уголовного, ни административного. Конфискации легализованное имущество не подлежит. Прописав эти гарантии в законе, мы четко сказали, что все те, кто легализуется, в последующем могут указывать эти доходы без боязни. И мы не будем спрашивать, на какие средства в свое время приобрел ту или иную недвижимость, активы, или откуда у него образовались эти деньги на банковских счетах за рубежом или в Казахстане.

- Что ожидает казахстанцев, не легализовавших недвижимость и деньги в указанный период?

- Те граждане, которые скрывали свои объекты за рубежом или на территории Казахстана и не воспользовались акцией, при дальнейшей сверке органов госдоходов с соответствующими уполномоченными органами будут выявляться.  И по букве закона будут отвечать как административно, так и уголовно, то есть у нас санкции предусматриваются за сокрытые объекты налогообложения. Первый раз - 250 МРП, в течение года если еще что-то вскроется, то 500 МРП штрафных санкций. Если тяжесть правонарушения тянет на уголовное преследование, соответственно по Уголовному кодексу будут меры вплоть до лишения свободы до 3-х лет.

- Каким образом будут выявляться такие лица?

- У нас действует так называемый план мероприятий по противодействию теневой экономике. Есть соответствующие планы Комитета  государственных доходов, в соответствии с которым и без легализации эта работа постоянно ведется. Дав возможность легализоваться, мы дали право защититься этой категории граждан от преследований. Тех, кто не воспользовался данной акцией, как  я уже сказал, мы будем, во-первых, по мировым доходам в рамках ратифицированных нами налоговых конвенций отрабатывать.  В том числе Страсбургской конвенции, которая ратифицирована в 2015 году.  Подписантами этой конвенции являются практически 100 стран. С ними будет налажен соответствующий обмен по счетам и имуществу. То есть уполномоченные органы стран, в которых наши граждане скрывают активы, будут нам автоматически передавать информацию, а мы будем выявлять. У нас эти товарищи легализовали, зарегистрировали такое имущество или нет? Если и то, и другое, то такие люди спокойно спят. Если же ни того, ни другого не произошло, то этот человек будет отвечать согласно закону.

- Одной из основных целей легализации был возврат средств в отечественный оборот. Оправдались ли эти ожидания?

- Я думаю, оправдались. На заре, когда закон об амнистии писался в 2014 году, тогда предположительно озвучивалась сумма в 10- 12 млрд долларов Институтом экономических исследований при Министерстве национальной экономики. Так вот сегодня в целом легализованная сумма составляет 5,7 трлн тенге,  из них 4,1 трлн тенге деньгами, а  1,6 - имуществом. И если эти суммы переводить в доллары, на среднемесячные курсы на дату легализации, то сумма легализации составляет 17,6 млрд долларов. В том числе денег 12,1 млрд долларов и 5,5 млрд долларов имущества. Соответственно, несмотря на девальвационные моменты, которые произошли в прошлом году, мы свои ожидания выполнили.  

- Какова разница между показателями легализации имущества внутри страны и за ее пределами? Много ли средств вернулось в Казахстан?

- Если общую сумму в 5,7 трлн тенге разбить на имущество на территории Казахстана и за пределами, то 5 трлн тенге было легализовано активов, находящихся на территории Казахстана, и 700 млрд тенге зарубежных активов. Из 700 млрд тенге зарубежных активов порядка 620 млрд тенге - это деньги, 70 млрд - это имущество в виде недвижимости, долей участия в юридических лицах и ценные бумаги.

- В каких странах предпочитали хранить свои  нелегальные сбережения казахстанцы?

- Львиная доля - все-таки это страны Европы, такие как Великобритания, Швейцария, Испания, Венгрия. Также Объединенные Арабские Эмираты, Соединенные штаты Америки, Китай. В соседних странах, таких как Российская Федерация, Узбекистан и Киргизстан в основном легализовали объекты имущества и доли участия в юридических лицах. Если говорить чисто о денежных средствах, то все-таки это страны Европы, в Великобритании больше ценные бумаги. В недвижимости большую долю занимают виллы, коттеджи в Объединенных Арабских Эмиратах.

- Что будет с неоформленным имуществом или тем, что оформлено с ошибками?

- Законом четко сказано, что по факту легализации никаким государственным органом, в том числе уголовного преследования, не разрешается именно по факту легализации какое-либо преследование или возбуждение каких-то дел. Если орган уголовного преследования даже дело заведет на какого-то гражданина, будет доказана его, например, причастность к каким-то уголовным правонарушениям. Условно говоря, даже будет доказано, что он – коррупционер, но он воспользовался легализацией, орган уголовного преследования не по факту легализации придет к тому, что эти деньги у него коррупционные, тогда только такая легализация может быть признана незаконной.

В законе об амнистии есть четкий перечень амнистируемых статей. Амнистируемые статьи зачастую несут за собой экономические преступления, то есть коррупционные преступления не подпадают под амнистию, соответственно коррупционер  не мог воспользоваться  акцией легализации. Сейчас коррупционер не мог зайти, потому что по органам прокуратуры у него была бы карточка о том, что он по коррупционным правонарушениям проходил. С этим ограничением он не смог бы сдать декларацию на легализацию. В последующем, если потенциальный коррупционер легализовал деньги, и через год-два всплывает, что он каким-то коррупционным путем пару лет назад добыл эти деньги.  А орган уголовного преследования докажет, что это именно те деньги, которые  он три-четыре года назад получил и в последующем легализовал, то только тогда такую легализацию можно признать незаконной и недействительной.

- Деньги поменяли свой статус, оказавшись в правовом поле. Как вышеуказанные суммы работают на экономику?

- Хотел бы здесь оговориться, что до внесения изменений в законодательство, которые прошли в ноябре 2015 года, мы отслеживали легализованные суммы: в какие сектора экономики пошли, на инвестирование каких финансовых инструментов. Если они шли на покупку государственных ценных бумаг, на народное IPO, в объекты приватизации, граждане могли без уплаты 10%-ного сбора снять такие легализованные деньги, потому что они вкладываются в государственные приоритетные задачи. После внесенных изменений мы дали зеленый коридор. Сказали: «хоть на один день положи в банк и на второй снимай без уплаты сбора», мы не отслеживали, куда эти деньги в дальнейшем пойдут.

Таким образом, мы дали полную свободу гражданам. Даже тем гражданам, которые из-за границы завели деньги, на второй день могли их обратно вывести. Закон не запрещает этого. В этой части прямого отслеживания средств в какие именно сектора экономики легализованные деньги пошли, как они работают, мы сейчас не видим. Но отслеживать это будем через увеличение доли ВВП от легализованных средств. Иными словами, 4 трлн тенге - это в любом случае вложение в валовый внутренний продукт Казахстана. У нас есть определенный коэффициент налоговой нагрузки на уровень доходности субъектов бизнеса.

Таким путем мы прослеживаем, что, в принципе, на протяжении 2016 года отдача от легализованных денег уже пошла. По банковскому сектору увеличился уровень депозитного портфеля, то есть депозиты вкладов населения увеличились на определенную сумму. Мы думаем, что это тоже явилось следствием легализации. Увеличился уровень кредитования экономики. В частности, строительство, выдача займов под строительство субъектов малого  и среднего бизнеса. Косвенно это также явилось следствием легализации.

- Акция завершилась, но, несмотря на это, бизнес будет продолжать развиваться, капитал расти. Будет ли проводиться работа в этом направлении, как будут отслеживаться новые суммы?

- Здесь я бы хотел сказать, что для Казахстана это третья  волна легализации. Легализация сама по себе не новшество в мировой экономике. Многие развивающиеся, развитые страны прибегают к амнистии капитала не единожды. В США более 60 раз проводилась акция. Это говорит о том, что природа происхождения теневых средств постоянна. Нельзя сказать, что мы легализацию провели и весь теневой оборот, всю теневую экономику покрыли и умножили на ноль. Нет, такого в жизни не происходило и не произойдет ни в Казахстане, ни в любой другой стране мира.  В любом случае теневые обороты имеют природу происхождения и постоянства. Это говорит о том, что  борьба с теневой экономикой на постоянной основе будут продолжаться. Как я уже говорил, у нас будет вестись контроль в части зарубежных активов в рамках ратифицированных нами конвенций. На территории Казахстана есть соответствующий план мероприятий по борьбе с теневой экономикой, утвержденный правительством еще в 2015 году, где детально и точно указано, по каким направлениям в области таможенного и налогового контроля процедуры будут проводиться. Механизмов контроля очень много: экспортный контроль, импортный контроль на территории Казахстана. Все наши механизмы от внедрения электронных счетов контроля, онлайн-ККМ. Все это способствует снижению уровня теневой экономики.

- Позволила ли акция легализации диагностировать проблемные зоны экономики? Какие именно?

- Нет, все-таки здесь связи никакой, потому  что, как я говорил, легализация средств – это все-таки больше возможность, предоставленная государством для граждан, чтобы они в легальный экономический оборот ввели в свои активы, деньги и имущество.

- А в перспективе можно будет это выявить?

- Постфактум можно будет. Когда мы в 2017 году в динамике увидим, что в таком-то секторе экономики, условно говоря, объем промышленного производства вырос. И этот темп, например, будет несоизмерим с теми экономическими темпами, которые были до того.

- Проведем параллель с акцией приватизации. Эксперты утверждают, что она затормозилась. Так ли это? В чем причины?

На самом деле я думаю наоборот, это прямая причинно-следственная связь. Акция по легализации дала возможность гражданам ввести деньги в легальный экономический оборот. Тем самым мы дали добро на последующее вложение этих средств в объекты приватизации. Гражданин, который имел желание в объекты приватизации вложить  свои незаконные доходы, боялся, что завтра те же органы госдоходов спросят, откуда же у него появились эти доходы. Он сначала их «обелил», легализовав, потом вложил в объекты приватизации, и мы не спрашиваем, откуда эти деньги. Поэтому я считаю, что наоборот акция легализации явилась хорошим подспорьем к тому, чтобы граждане, не боясь, могли вложить их в объекты приватизации.

not findimage
Наверх