Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2022
Загрузка...
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
29
30
31
1
2
3
4


inform.kz 31 Мая, 16:01
12856
Фото: inform.kz

"Память во имя будущего". Как учёные изучают судьбы советских политрепрессированных и почему это важно

В чём ценность Дня памяти в Казахстане, почему нет учёта ряда категорий беженцев и какие документы остаются засекреченными.

31 мая в Казахстане отмечают День памяти жертв политических репрессий и голода начала 1930-х годов. В этот день в нашей стране вспоминают людей, несправедливо репрессированных советским режимом. Корреспондент BaigeNews.kz поговорила с исследователями, которые занимаются этой темой не один год. Они являются одними из тех, кто скрупулёзно восстанавливает историю по крупицам для того, чтобы мы не забывали тот травматичный опыт, через который прошли наши соотечественники в XX веке.

Важным событием в изучении политических репрессий советского периода стал Указ Президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева от 24 ноября 2020 года "О Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий". Всего в рамках этой комиссии было создано 11 рабочих групп, каждая из которых занималась определённой категорией репрессированных в Казахстане людей.

Мы поговорили в руководителем V республиканской рабочей группы по казахстанским беженцам, вынужденных покинуть пределы Казахстана в 1916–1930-х годах, кандидатом исторических наук Кулгазирой Балтабаевой о том, как функционирует эта группа, в каких архивах ищет первоисточники, а также о конечной цели их работы.

Беженцы значительно обогащали культурную и духовную жизнь

"Создание Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий (далее Госкомиссии — прим. Ред.) позволило "беженский вопрос" впервые поставить в контекст политических репрессий в СССР в 1920-1930-х годов и целесообразности полной (политической, юридической) реабилитации жертв и пострадавших от репрессий. Рабочая группа состоит из пяти историков из Алматы, Усть-Каменогорска и Нур-Султана. В целом, мы ведем научную и научно-организационную деятельность, поисковую работу в архивах Казахстана и зарубежных стран, оказываем методическую помощь региональным рабочим группам. Можем сказать, что на данный момент уже изучены документы 25 архивов Казахстана и России. Завершается работа над сборником архивных документов и воспоминаний", — рассказала историк.

Кулгазира Балтабаева добавила, что для исследований рабочая группа в первую очередь изучает специальные государственные архивы комитета национальной безопасности и министерства внутренних дел РК, комитета по правовой статистике и специальным учётам генеральной прокуратуры РК.

"По этой линии мы работали в Алматы, Нур-Султане, Павлодаре, Усть-Каменогорске, Таразе. Ценная информация по казахстанским беженцам как внутри республики, так и за её пределами выявлена в центральном государственном архиве РК и архиве президента РК в Алматы, центре документации новейшей истории в Семее, государственных архивах Восточно-Казахстанской (Усть-Каменогорск), Павлодарской, Алматинской (город Талдыкорган, село Алмалыбак) областей, а также архивах Нур-Султана и Алматы", — перечислила эксперт.

Исследовательница также отметила, что впервые была проведена поисковая работа в районных архивах приграничных с Китаем областей. Учёные работали в городах Зайсан, Алтай, Жаркент и эта работа продолжается в 2022 году. В данный момент член группы выехал в командировку в архивы Шымкента и Туркестана, с 5 июня предусмотрены командировки двоих специалистов в Уральск, Атырау и Актау.

"Ученых интересуют нормативно-правовые акты, которые стали основанием для появления феномена массового беженства, а также карательные акции внесудебных и судебных органов против беженцев и членов их семей. В центре внимания исследователей — проблема "беженцы и принимающий социум", то есть, правовое, социально-экономическое положение беженцев за пределами Казахстана в Китае, Иране, Афганистане, бывших советских республиках Центральной Азии и России", — рассказала историк.

Кулгазира Балтабаева отметила, что эта проблема охватывает сложные вопросы приёма, размещения, обустройства беженцев, их адаптации и интеграции в новых местах вселения, взаимодействие с новой социальной средой.

"Мы в поиске свидетельств и воспоминаний очевидцев, беженцев и их потомков. Нас привлекают также комиссии по рассекречиванию документов специальных государственных архивов. История беженцев — это не просто история репрессий, безнадёжности и нищеты. История казахстанских беженцев знает много примеров, когда беженцы значительно обогащали социально-экономическую, культурную и духовную жизнь в новой среде обитания, количественно и качественно укрепили казахскую общину в стране пребывания, таких как Китай, Россия, Монголия, Узбекистан, Кыргызстан, Каракалпакстан". — рассказала Кулгазира Балтабаева.

Нет учёта других категорий беженцев

Так как тема выходит за границы Казахстана, возникает вопрос, насколько поставлен у исследователей рабочей группы вопрос изыскания в зарубежных архивах. Исследовательница отметила, что, безусловно, они сотрудничают с зарубежными архивами и историками, участвуют в совместных научных форумах, публикуют свои статьи в зарубежных специализированных журналах. Это нормальный рабочий процесс в научной деятельности.

"Для "беженской" проблемы — это один из самых важных и трудных участков работы, который упирается в разрешительную систему допуска к специфическим документам советского периода. Так, приграничные с Западным Китаем Семипалатинская и Семиреченская области на начало 1920-х годов относились к разным административно-территориальным образованиям, поэтому важнейшие архивные документы сосредоточены в архивах Узбекистана и России, к тому же только в 1944 году впервые было создано министерство иностранных дел Казахской ССР. Завершена поисковая работа в трёх архивах Новосибирской области и Алтайского края Российской Федерации", — сказала Кулгазира Балтабаева.

Эксперт также рассказала, какие предложения по реабилитации казахстанских беженцев выработала их рабочая группа.

"Действующий закон от 14 апреля 1993 года "О реабилитации жертв массовых политических репрессий" предусматривает, что данный закон распространяется на граждан Республики Казахстан. А как быть с теми, кто раньше проживал на территории нашей республики и подверглись здесь репрессиям, однако в силу различных обстоятельств оказались в других странах и стали их гражданами, в том числе и бывшего Советского Союза? В названном законе РК беженцы, как самостоятельная категория жертв и пострадавших от политических репрессий, вообще не упоминаются", — сказала Кулгазира Балтабаева.

Историк отметила: нужно учитывать тотальное нарушение естественных, основных прав человека, приведшее к исходу с исторической и этнической территории, насильственное разрушение традиционного образа жизни и её ценностей, потери родины, создание и расширение мировой казахской диаспоры за счет вынужденного бегства казахов за пределы Казахстана, а также в целом международные последствия исхода представителей различных национальностей и невосполнимые демографические потери республики. Поэтому 4 мая рабочая группа направила предложение в проектный офис Госкомиссии о целесообразности разработки и принятия отдельного закона о полной реабилитации казахстанских беженцев 1916–1930-х годов.

Кроме того, нужно учитывать, что в вынужденную миграцию включились представители всех этнических групп и слоёв.

"Принятие государственных актов по полной юридической и политической реабилитации всех категорий жертв и пострадавших от политических и антикрестьянских репрессий и их действенная реализация на практике даст новый импульс духовному возрождению и модернизации общественного сознания многонационального казахстанского народа, формированию новой платформы патриотизма, повышения гражданской ответственности и созидательного настроя общества, нравственности, вбирающей в себя и реабилитацию, сохранение доброй памяти о людях, несправедливо осужденных и пострадавших. Эти нравственные ориентиры повысят уровень общественного доверия в стране и имидж власти, провозгласившей государственную независимость, а также обеспечат Казахстану уважение и достойное место в цивилизованном и демократическом мире за приверженность международным стандартам в данной сфере", — заключила руководитель рабочей группы.

В чём ценность Дня памяти в Казахстане

Заведующая кафедрой АНК Евразийского национального университета имени Л.Н. Гумилева, доктор политических наук, профессор Наталья Калашникова — ещё один специалист по изучению политических репрессий в советском Казахстане. Она рассказала нам о важности Дня памяти в нашей стране, о том, что экспертам ещё нужно исследовать для более полной картины "века-волкодава", а также о проекте АНК по изучению и сохранении коллективной исторической памяти казахстанцев "Память во имя будущего".

Говоря о том, в чём ценность Дня памяти в Казахстане, исследовательница выделила две причины.

"Помнить о жертвах политических репрессий важно, в первую очередь, для того, чтобы подобное не повторилось. Во-вторых, необходимо, чтобы над этой темой работали эксперты, потому что ни в коем случае нельзя передёргивать нашу общую историческую память. Для этого 25 лет назад и был учреждён День памяти жертв политических репрессий и голода. Когда мы изучали мировую практику, мы увидели, что не во всех государствах отмечается такой день, поскольку это связано ещё и с той политикой, которую выстраивают те или иные государства по сохранению исторической памяти. Само понятие памяти является национальным компонентом государства. И от того, как выстраивают все взаимодействия по сохранению памяти, какие зарождаются институты, зависит уровень цивилизованности общества", — сказала Наталья Калашникова.

Эксперт также отметила, что ещё одним преимуществом казахстанской политики памяти является то, что на месте 15 лагерей ГУЛАГа НКВД сегодня в Казахстане за счёт государства работают музейно-мемориальные комплексы.

"В указе президента Токаева о госкомиссии по реабилитации политрепрессированных было выделено 11 направлений, по которым и происходит работа по сохранению исторической памяти — это жертвы массовых политических репрессий, среди которых алашординцы, военнопленные времен Великой отечественной войны, жертвы голода 1930-х годов. Всё это требует досконального и серьёзного изучения. Без этого невозможно представить ту реальную картину, которая тогда имела место в Казахстане в XX веке", — сказала исследовательница.

Долгий процесс изучения документов

По её словам, прошлый век неслучайно был назван "веком-волкодавом". Это говорит о том, что это был очень жёсткий, суровый тоталитарный период.

"Сейчас ещё много оценок того, сколько людей пострадало в период массовых политических репрессий — сколько было расстреляно, сколько умерло, находясь в лагерях ГУЛАГа, сколько людей не могли после освобождения жить в местах, откуда они были в эти лагеря отправлены. Много осужденных и расстрелянных и тех, у кого конфисковали имущество, кто был приговорён так называемыми тройками. То есть, люди стали жертвами этих репрессий не по официальному суду, а по решению внесудебных органов. Важно отметить, что не только жители Казахстана были подвергнуты репрессиям, были те, кто пострадал из-за того, что учёные называют, принудительной миграцией. Это сказалось на нашем менталитете, на нашем этнополитическом составе", — рассказала Наталья Калашникова.

Эксперт также отметила, что госкомиссия дала новый импульс для исследований политических репрессий советского периода. Важно понимать, что процесс изучения документов будет ещё долго продолжаться и это хорошо, что он идёт, сказала она.

"Несмотря на то, что многие архивы были открыты для членов государственной комиссии, многие документы находятся за рубежом, то есть в тех государствах, которые сами стали жертвами политических репрессий. К примеру, есть такой казахстанский учёный Буркитбай Аяган. Он исследует архивы, которые находятся в США. Есть исследования, которые проводят историки Австралии. Казалось бы, где связь — Казахстан и эти государства. Каким-то образом в период, когда уничтожались документы, чтобы не было обнаружено преступной информации, эти документы перемещались в разные государства", — рассказала профессор КазЕНУ.

Поделилась эксперт и о проекте, которым уже занимается более десяти лет.

"Мне бы хотелось рассказать о проекте "Память во имя будущего", который АНК инициировало в 2009 году под эгидой государственного фонда стран содружества. Я считаю, что благодаря именно таким консолидирующим проектам, мы имеем возможность столько лет на площадках институтов Ассамблеи, на площадках музейно-мемориальных комплексов проводить такие проекты. И это не просто парад документов, или презентация своих научных исследований, это полноценная работа, которая находится в постоянном движении. В этих проектах участвуют кафедры АНК не только ЕНУ, но и всех регионов, которые вошли в Ассоциацию кафедр "Шанырак". Его участниками являются и члены госкомиссии, и региональные представители рабочих групп", — рассказала исследовательница.

Остаются под грифом "секретно"

Наталья Калашникова отметила, что для неё, как для эксперта, важны три конечных цели процесса исследования политрепрессированных.

"Первое — максимальное выявление всех имён жертв политических репрессий. Второе — это рассекречивание всех документов, которые хранятся у нас в специальных оргaнах. Третье — сегодня нужно уже приходить к определённому заключению для того, чтобы внести дополнения в закон "О реабилитации жертв политических репрессий". К примеру, в этом законе не нашла себе место такая категория, как "депортированные". Мы знаем, что в Казахстан депортировали многие народы, включая корейцев, поляков, украинцев, немцев, чеченов, ингушей и турок", — сказала исследовательница.

Фотографии предоставлены Натальей Калашниковой

Подпишитесь на наш Telegram-канал baigenews_kz и узнавайте новости первыми!
Наверх