• font size Размер текста

Лента новостей

net0.com 9 Декабря 2022, 19:10
1585
9 Декабря 2022, 19:10
1585
Фото: net0.com

Что такое ESG-практики и насколько это актуально в Казахстане

В последние годы многие инвесторы начали проявлять интерес к тому, чтобы вкладывать свои деньги в те компании, которые являются ответственными распорядителями окружающей среды и добропорядочными корпоративными гражданами. В результате чего и был создан термин ESG (Environmental, Social, and Corporate Governance - Прим. ред.), который измеряет экологическую и социальную ответственность бизнеса. О том, насколько это актуально в Казахстане и сколько понадобится времени, чтобы полностью перейти к устойчивому развитию, рассказала Дарья Гончарова, директор по устойчивому развитию в компании по добыче драгоценных металлов, в материале BaigeNews.kz

— Что такое ESG и зачем это нужно компаниям?

— Мы в компании Polymetal рассматриваем устойчивое развитие и корпоративную социальную ответственность как базовую платформу для того, чтобы вести бизнес и снижать риски. Если говорить о концепции ESG — это более поздняя концепция, которая пришла от термина "корпоративно социальная ответственность". Компания может хорошо зарабатывать деньги и платить все налоги, но при этом игнорировать нужды общества, не помогать своим сотрудникам и не восстанавливать экологию после себя. Та компания считается лучшим корпоративным гражданином, которая ещё и делает проекты в этих областях. Но раньше эта тема была больше для крупных корпораций, затем финансовые рынки, такие институты как инвестфонды, банки, задумались о том, что они свои деньги распределяют в компании, которые могут быть не очень ответственными и чистыми. 

Например, был такой случай, когда у компании по производству одежды была фабрика в Бангладеше. Там подрядчики не очень ответственно использовали своё здание, оно находилось в аварийном состоянии, при этом это не мешало компании продавать за хорошие деньги свою продукцию. Сотрудники подходили к главе этого здания, объясняли проблему, но в итоге здание обрушилось, и более 300 человек умерли под обломками. После этого журналисты провели расследование, в котором говорилось, что благополучатель всего этого — известная компания. Тут же её стали критиковать, бойкотировать, её акции упали на много миллионов. Это научило компании заботиться о своих сотрудниках, потому что это стало внезапно важно для финансового рынка. Инвесторы и банки стали предъявлять к компаниям повышенные требования. 

— Можете назвать эти требования?

— Компания должна не только платить дивиденды или возвращать кредит с процентами вовремя, но и выполнять ряд каких-то программ, делать отчётность, становиться прозрачной. Для таких целей появилась концепция ESG — это экология, социальная сфера и корпоративное управление. Корпуправление — это когда у компании есть достаточное количество директоров, которые независимы и никак не связаны друг с другом, с разным бэкграундом и образованием. Потому что, если собирается группа родственников или дружественных ребят, они могут принимать решение, которое выгодно только им. Поэтому существует принцип корпуправления, когда нужно взять человека другой нации, другого возраста, другого пола для того, чтобы решение, которое принимается в компании, было максимально разносторонним. Когда банки стали придумывать таксономию, закон об ESG в Европе, они включили туда разные принципы для разных компаний. 

— Что относится к ESG-практикам?

— На самом деле, к ESG относится много работы, абсолютно любая нефинансовая проблема индустрии. Я не отвечаю за финансы, за зарабатывание денег, но я отвечаю за формирование добавленной стоимости, за создание имиджа и лучших условий. Например, остановка производства из-за обледенения проводов - это климатический риск, погода, это тоже попадает в мою зону ответственности. Это не финансовый риск, но компании при несчастном случае должны выплачивать компенсацию, приводить рабочее место в нужное состояние, есть риск остановки небезопасного производства государством. И вот эти все простои, компенсации выльются в немалую сумму. 

Также из последних трендов — циркулярная экономика, переработка отходов и повторное использование материалов. Есть программы диверсификации. Мы видим, что женщины не хотят занимать лидерские позиции, боятся. Соответственно, они не могут прийти в компанию на ту позицию, где им бы хорошо платили. Это достаточно большая проблема, что у женщин нет доступа к капиталу. Мы придумываем разные программы, где показываем, что женских профессий может быть больше, что женщина может быть механиком, слесарем, водителем большегрузного транспорта, и расширяем их границы. 

Это явление стало популярным не так давно, не временное ли оно и почему это актуально сегодня? 

— Это правда, что сама ESG-концепция появилась недавно, потому что в регуляторном поле появилась необходимость установить это терминологически. Но все эти экологические, социальные программы, особенно в Казахстане, в компаниях были уже давно. И компании всегда соответствовали экологическому законодательству. Если сравнить, например, добывающий сектор Казахстана и Западной Африки, то у нас большое количество серьёзных требований. Чтобы пройти государственную проверку технического, экологического надзора, здесь компаниям уже требуется сделать очень много, соответствовать наилучшим доступным технологиям, иметь деньги на поддержку местного населения, обучать жителей, брать их на работу. Это колоссальные затраты для компаний, особенно для частных, которые не помогают государству. Получается, что весь этот объём программ уже выполняли какие-то компании. А ESG — это просто новое название для того, чтобы банкам и инвесторам было проще с этим разбираться. Поэтому я уверена, что пока существуют проблемы загрязнения, глобального потепления, изменения климата, пока есть население в регионах, которое требует что-то от компаний, эта концепция будет жить ещё долго.

Насколько это популярно в Казахстане? 

— Мне кажется, есть два вида компаний, которые любят повестку ESG. Первый — уже достаточно зрелые, у них есть достаточное количество капитала, чтобы отдавать его на программы, которые не обязательны, но желательны. Допустим, существует норматив выбросов в атмосферу на определённом количестве, но компания готова доплатить, чтобы купить новый фильтр, и выбрасывать ещё меньше. Этого от них никто не требует, но они сами добровольно хотят эти принципы исполнять. А другой вид - это компании, от которых этого требуют. Компания может быть не заинтересована во внедрении лучших практик, но из-за того, что, у неё рядом находится большой город и жители очень требовательны, либо акимат понимает, что это будет правильно, тогда эти заинтересованные стороны говорят, что не будут с ними работать, пока у них не будет зеленой практики. Например, есть одна компания, считается самым главным загрязнителем мира из-за пластика. К ней постоянно предъявляются требования снизить объем пластика на одну бутылку, снизить количество, продавать не всё, а только сколько необходимо, как-то попытаться спрогнозировать продажи. То есть, у каждой компании есть своя специфика, и на это давят. Мне кажется, что в Казахстане есть и такие компании, которые уже созрели, чтобы внедрять лучшие практики.

Какие отдельные отрасли акцентируют внимание на ESG?

— Я думаю, чаще всего это компании с иностранным капиталом и инвестором и те, которые публичные. Как только компания размещает свои акции за рубежом, она должна соответствовать этим требованиям. А вообще, это все компании, которые коммуницируют свои программы по улучшению производства на добровольном уровне. Если где-то они заботятся о сотрудниках или клиентах, они, по сути, уже поддерживают принципы ESG. 

Какие в Казахстане практики ESG реально реализовать сегодня?

— У каждой компании есть группа заинтересованных лиц. Мы смотрим на то, что требует государство. Оно требует постоянно платить налоги, быть прозрачными, не нарушать трудовое законодательство. Соответственно, все компании должны вовремя платить зарплату, развивать свой персонал, давать им возможность обучения, перспективы развития, то есть стабильную возможность получать доход и, конечно, безопасность на месте. Дальше компании должны заниматься благополучием, в это входит здоровье, страхование, дружелюбная атмосфера в коллективе, отсутствие дискриминации, взяток, оскорблений. Обычно это регулирует кодекс корпоративного поведения. Если мы говорим о компаниях, у которых есть производство, то это экология. Государство хочет, чтобы мы соблюдали экологическое законодательство, не портили природу вокруг себя, восстанавливали её. Если вырубили лес, тогда посадить лес, если делаем бумагу, то должны сертифицировать. Если используются химикаты, должны их безопасно хранить. Также в бизнесах, где есть клиенты, — это хранение данных, безопасность, скорость ответа, ответственность в плане финансовых операций. В последнее время клиенты стали большое внимание уделять упаковке, наличию зелёных программ. Это такой минимум, если работаешь с клиентами. А более повышенные требования у банков и инвесторов, чтобы им самим было легче выбирать между кучей клиентов. У одного инвестора может быть 3000 компаний в портфеле и ему нужно ранжировать их, понимать, кого нужно подтянуть, а кого можно убрать. Для этого они используют принципы ESG, чтобы сбалансировать свой клиентский портфель. 

Люди тоже стали предъявлять требования к компаниям. Если, например, раньше это была разовая финансовая помощь, то сейчас они хотят меморандум об ответственности, где постоянный направленный фонд будет идти на благие дела или на решение проблем в регионе. 

Какие есть проблемы с внедрением этих принципов?

— На начальном этапе много преимуществ, потому что есть очень понятные стандарты или консультанты, которые могут помочь разобраться, и примеры конкурентов. Когда ты не первым начинаешь, гораздо легче. Ты выбираешь для себя компанию, которая тебе нравится, и просто пытаешься копировать в меру своих возможностей её лучшие практики. Проблемы, наверное, только со знаниями, нужно понимать, что ответственно, что нет. И проблемы, конечно, большие с деньгами. Потому что это очень редко про зарабатывание денег, это про то, что ты отдаёшь и улучшаешь, это большие инвестиции.  

Как вы думаете, сколько времени понадобится нам для полного перехода к устойчивому развитию?

— Мне кажется, правильнее говорить, сколько денег понадобится. Потому что это всегда процесс. На самом деле, тут нет какого-то результата. Поскольку, если изучить примеры успешных стран, они до сих пор не достигли совершенства. Поэтому это процесс. Сначала нужно посчитать проблемы, посчитать деньги, определить планы решения и по очереди с ними справляться. Что-то может отложиться, что-то быстрее идти. Я знаю, что сейчас правительство Казахстана активно занимается женским предпринимательством. То есть компания уже не одна на этом пути. А если мы будем говорить про инфраструктурные проекты, как тяжёлая постройка, модернизация тяжёлых производств, это всё годы. 

— На ваш взгляд, перестанут ли инвесторы в ближайшем будущем вкладываться в компании, которые игнорируют принципы устойчивого развития? 

— Мы уже видим, что многие инвесторы не вкладываются в них. Ещё было проведено много исследований, которые свидетельствуют о том, что в инвестфонды приходят работать представители молодого поколения. А они очень заинтересованы в экологизации нашей планеты. Они принимают уже другие решения. Если старшее поколение ради дивидендов и выгоды может закрыть глаза на какие-то привычные вещи, то молодое поколение более требовательно к компаниям. Поэтому мы уверены, что либо инвестиций будет меньше, либо они будут менее доступны. Как бы не менялся тренд в мире, пока существуют социальные и экологические проблемы, законы, требования инвесторов будут оставаться.

— Главный вопрос: что получает бизнес, внедряющий эти практики? 

— Самое  важное, что получает бизнес - это доступ к капиталу. С нами работают больше банков, либо нам не отказывают зелёные банки, которые бы отказали другой компании. Это доступ к инвестиционному капиталу. Если у тебя недостаточно программ по ответственности или климату, против твоих решений могут проголосовать акционеры. Тогда могут сменить генерального директора, могут не заплатить бонусы, могут закрыть тебя, это всё воздействие стейкхолдеров,  это очень опасно. Поэтому, во-первых, устойчивое развитие даёт безопасность, стабильность, деньги. Второе - это имидж, с компанией хотят работать партнёры, люди хотят приходить работать. Молодое поколение больше не хочет работать на грязные компании. Это даёт хорошее отношение жителей к бизнесу.  

Подпишитесь на наш Telegram-канал и узнавайте новости первыми!
Поделитесь:
Новости партнёров:
Наверх