• Алматы, +15 ℃
  • Нур-Султан, +9 ℃
  • Шымкент, +15 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   2019
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
30
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
Нужно ли бояться продуктов с ГМО? 16 Февраля, 2017, 15:04
2194

Нужно ли бояться продуктов с ГМО?

В эпоху глобализации перед Казахстаном уже не стоит вопрос использования ГМО. Эксперты ставят вопрос о том, как регулировать политику в этой области. Причём здесь они призывают население активно включаться в дискуссию.  

«Нам необходимо развивать аграрную науку, создавать экспериментальные аграрно-инновационные кластеры. Важно не отставать от времени, и наряду с производством естественного продовольствия, вести разработку засухоустойчивых генно-модифицированных культур. С учетом обозначенных задач поручаю правительству скорректировать планирование развития агропромышленного комплекса», - поручал Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в Послании народу Казахстана от 17 января 2014 года.

После озвученного поручения минсельхозом была скорректирована Программа развития агропромышленного комплекса страны «Агробизнес 2020». Документ расширил научные исследования по вопросам засухоустойчивых генно-модифицированных культур, среди которых пшеница, хлопок, соя, рапс, кукуруза. Кроме того, программа ориентирует на подбор засухоустойчивых кормовых культур для бесперебойного обеспечения животных кормами.

Главное аграрное ведомство страны в этом вопросе решило действовать осторожно, начав проводить исследования в замкнутых системах с использованием технологии генетической трансформации в области зерновых и технических культур. На практике же решили начать с выращивания хлопка, как пояснил прежний министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков, «... есть такие культуры, как хлопок, другие технические культуры, где применение ГМО никак не вредит человеческому организму и вполне возможно его применение – это увеличивает его урожайность, продуктивность, засухоустойчивость».

От ГМО никуда не уйти

Однако, по мнению главы Казахской академии питания Торегельды Шарманова, человечеству не стоит бояться аббревиатуры ГМО. Хотим мы это или нет, продукты с ГМО ежедневно поступают на наш стол.

«Я не могу сказать, что я не потребляю ГМО. Я ежедневно, также как и вы, потребляю ГМО-продукты. Это точно. Они в тех же соевых соусах, которые мы используем, мы едим мясо, а корм откуда? Это российские, европейские и американские кормовые продукты, причем все они – генно-модифицированные. Птица, молоко, мясо – эти организмы всюду. И немыслимо запрещать ГМО, это стало бы просто пустой тратой денег», - отметил академик Национальной академии наук Республики Казахстан и Российской академии медицинских наук, выступая в Астане в ходе первой встречи дискуссионно-интеллектуальной площадки «Байтак-Болашак».

Он подчеркнул, что международные корпорации, использующие ГМО, выпускают детское питание, растительное масло, соевую молочную продукцию, маргарин, майонез, мороженое, конфеты, кондитерские изделия, шоколад, хлебобулочные изделия, пищевые добавки, ароматизаторы. Продукция данных гигантов уже давно известна постсоветскому пространству, и какие бы барьеры мы ни устанавливали в стране, они проникают в нашу среду.

«Комитет по защите прав потребителей РФ заявил недавно потрясающую информацию: 90 процентов сливочного масла, реализуемого на рынке, произведено не из коровьего молока, а из гидрогенизированных продуктов, в составе которого имеется пальмовое масло и токсичные трансжиры. Это чрезвычайно опасно. Причем следует иметь в виду, что само коровье молоко в естественных условиях выделяет трансжиры», - отметил академик.

«В России ГМО запретили, Америка – гигантская страна с более чем 300 миллионным населением, ни одного случая отрицательного эффекта (на здоровье людей от ГМО – прим.) нет. Я хорошо знаю Америку, Европу и наш бывший Советский Союз. Защита прав потребителей нигде в мире, как в США, не соблюдается. Это точно. Мне приходилось 7 дней находиться в подземных лабораториях, и изучать, как в Штатах контролируют пищевые продукты и лекарственные вещества. Всё это производится очень тщательно», - считает Торегельды Шарманов.

Про еду и большую политику

Нелюбовь европейцев к ГМО академик объясняет тем, что в большинстве стран Европы сельское хозяйство убыточно, и через информационную атаку на ГМО американцы и европейцы выясняют собственные финансовые отношения.

«Теоретическая опасность ГМО, исходящая от европейцев, попросту являлась аргументом против импорта американских продуктов питания. В ответ на это 15 тысяч американских ученых, в том числе 20 нобелевских лауреатов, подтвердили абсолютную безопасность ГМО. Тогда президент США объявил о намерении подать иск в суд на ВТО, поскольку мораторий по его ввозу являлся неправомерным методом экономической блокады», - отметил академик.

Кстати, если рассматривать вопрос использования ГМО с юридической точки зрения – то судебные иски Штатов могут обернуться многомиллиардными потерями бюджетов для любой державы, а потому прежде, чем официально вводить запрет на ввоз продукции с надписью «генно-модифицированный продукт», следует получить веские доказательства вреда от данной продукции.

«Мы, как активный участник глобализации, приняли на себя ряд международных обязательств. В ВТО у нас есть существенные ограничения. Но мы можем запретить импорт, если докажем, что тот или иной вид ГМО  опасен и предъявим доказательства мировому сообществу. Это очень серьезная проблема, но на сегодня ни одно государство эту правовую проблему не преодолело», - считает представитель Генпрокуратуры РК Жазира Нурлыбекова.

Здесь необходимо учитывать еще один аспект: кому по карману содержать лаборатории и проводить эксперименты, доказывающие пользу или вред ГМО?

«На генно-модифицированные продукты, на высокотехнологические исследования в Америке тратят 100 миллиардов долларов, а Россия, которая вводит запрет на ГМО – 0,5 миллиарда, или в 200 раз меньше. Если Россия не в состоянии (оснастить лаборатории – прим.) – то нам вообще не мыслимо. Фундаментальные исследования нужны, но они не каждому под силу. Поэтому перед правительством, перед нашей властью надо поставить вопрос с точки зрения наращивания исследовательских работ, возможность снижения отрицательного эффекта», - отметил Торегельды Шарманов.

Для справки, в нашей стране имеется 4 лаборатории, которые могут проверить наличие ГМО в товарах.

«Мы покупаем эти лаборатории, а потому мы зависим от того, на какое количество ГМО-линий у нас есть маркёры. Если их в мире более 100 – то у нас в Казахстане их применяется только 20-30. Я привожу условные цифры. И лишь одна лаборатория в Алматы и одна в Астане, применяют метод ПЦР и могут нам идентифицировать, что за ГМО-линия содержится в данном конкретном продукте – пищевом или другом материале, который поступил на экспертизу», - подчеркнула Жазира Нурлыбекова.

Как считает представитель надзорного органа, в современных реалиях уже непродуктивно приводить аргументы «за» или «против» генно-модифицированных организмов.

«Каждая ГМО-линия должна изучаться, должны изучаться процессы, как вообще был произведен этот организм. Насколько была обеспечена чистота эксперимента, научных исследований, насколько объективно доказаны те последствия, к которым они приводят, влияние на окружающую среду, на здоровье человека», - считает представитель надзорного органа.

Изучив опыт мирового сообщества, представители Генеральной прокуратуры пришли к выводу, что запрет на введение ГМО «грозит странам различными исками».

«Могут быть иски между странами, торговые споры и т.д. Но имеется ещё аргумент в лице общественного мнения. Когда государство ссылается на население – то этот аргумент принимается во внимание», - отметила Жазира Нурлыбекова.

«Мы можем повысить информированность людей, рассказать о всех плюсах и минусах ГМО, снабжая именно квалифицированной информацией. Не тем, что есть на интернет-ресурсах, а именно доказанными фактами. Поэтому нам всем нужно объединяться, мы готовы к этому сотрудничеству», - резюмировала представитель надзорного органа.

ГМО необходимо изучать

Доктор биологических наук, профессор Абай Сагитов считает, что аграрная отрасль Казахстана не должна отставать от мировых трендов. Поэтому он согласен с мнением своих коллег о необходимости изучать ГМО.

«Я как директор института защиты карантина растений не могу спасать огромные площади от вредителей, болезней и сорняков. Сорняки душат нашу территорию, уничтожают 90 процентов урожая. Сегодня мы получаем 7-8 центнеров пшеницы с гектара в то время как Америка получает 15 тонн пшеницы с гектара, Канада выращивает 18 тонн ячменя с гектара. Это настоящая технология. Всё начинается с семян, с селекции», - поделился своим мнением Абай Сагитов.

«В Казахстане в очень больших количествах применяются ядохимикаты, 700 видов. А в Америке используется всего 18 видов гербицидов, всё остальное в США основано на чистых культурах и экологическом земледелии. Они делают гербициды из кустарников, из растений. В будущем они заменят даже гербициды, они работают в этом направлении. Потому что они очень жёстко смотрят на здоровье нации. Но если мы посмотрим список пестицидов, которые у нас зарегистрированы – гербициды у нас составляют 53 процента, фунгициды – 13 процентов, а биопрепараты, которые должны использоваться в органическом земледелии у нас всего 2 процента», - отметил профессор.

Он добавил, что в Казахстане развивается классическая селекция.

 «Чтобы сорт создать, уходит 15-25 лет, а в Америке за 3 месяца создают хороший сорт», - подытожил глава института защиты карантина растений.

«Все новшества надо использовать. Наш президент – гений. У меня работает 5-6 выпускников программы «Болашак», и благодаря этому все мировые бренды мы привозим и буквально за неделю внедряем. Мы не изобретаем велосипед, мы используем все новейшие технологии: органику, минеральное питание, полезные бактерии, вирусы, которые нашу почву обогащают азотом, фосфором. Например, мы из одной тонны навоза производим 600 килограммов гумуса и используем в нашей практике», - сообщил Абай Сагитов. 

Один из главных недостатков применения пестицидов учёный считает неправильное их применение фермерами и ввоз импортной контрафактной продукции, которая при несоблюдении дозировки загрязняет экологическую среду (почву и воду), и саму производимую продукцию. Между тем фермеры их используют, не зная о том, что они уже неэффективны, так как вредители и болезни имею свойство приспосабливаться и получать устойчивость к применяемым ядохимикатам.

«Именно поэтому Америка и переходит на устойчивые гербициды. Вносят гены колорадского жука – и колорадский жук не идет. Да я лучше съем с колорадским жуком этот картофель, чем 10 раз обработанный ядохимикатами», - отметил Абай Сагитов.

В 2016 году институтом проведён анализ, который показал плачевные результаты – уровень содержания ядохимикатов в мясе, молоке, овощах, фруктах и даже в хлебе превышен в 10 раз.

И это в стране, традиционно известной всему миру как государство, производящее экологически чистую сельхозпродукцию. Так, Казахстан занял третье место в мире по экспорту льна на международном рынке. Это стало возможным благодаря росту спроса на это сырьё со стороны Европейского союза после обнаружения ГМО в канадском льне. В результате казахстанские аграрии продают лен в 2,5 раза дороже.

Аналогичная ситуация складывается по экспорту пшеницы, ключевой экспортный продукт нашей страны и – кобыльего молока.

«В нашей стране имеется завод по производству кобыльего молока. После моего обращения к Главе государства было  выделено 2 миллиарда тенге для покупки оборудования по немецкой технологии. Молоко сушится, в таком виде оно может храниться в течение года, и на его основе производятся йогурты. Это фантастический продукт, причём настоящий органический. Причём кобылье молоко – это божественное молоко. В нём нет сахара, нет трансжиров, как в коровьем молоке, это настоящий национальный бренд, это экономическое, если можно так говорить, возвышение духа нации», - считает Амангельды Шарманов.

Казахстану нужен национальный центр ГМО

Правовая основа регулирования ГМО в нашей стране заложена. Хотя не в той степени, как это планировалось сделать ранее.

В 2012 году законопроект, который должен был регулировать правовые вопросы использования ГМО, поступил на рассмотрение Мажилиса парламента, но в том же году он был отозван правительством в связи с продолжением работы по вступлению в ВТО.

Тем не менее, в стране введена обязательная маркировка и информирование покупателей, о том, что содержатся ли продукты генной инженерии в товаре, принята обязательная регистрация ГМО и ведутся государственные реестры. Подписана Орхусская конвенция, согласно которой вся информация о ГМО должна быть доступна общественности, а также Картахенский протокол, регулирующий экспорт и импорт продукции, трансграничное перемещение ГМО-продуктов.

По словам биолога-эколога, главного редактора журнала Biosecurity Евгения Климова, несмотря на заложенные правила, не во всей продукции, имеющейся на прилавках, соблюдаются требования к маркировке. В 2012 году лаборатория санитарно-эпидемиологической станции провела исследование и обнаружила ГМО в 6 пробах из 1939 продуктов. А в начале 2000-х генно-модицифированные ингредиенты были обнаружены в детском питании, что тогда послужило поводом для судебного иска на компанию-производителя.

Как пояснил эксперт, в настоящее время в Казахстане зарегистрировано 12 наименований продукции, полученных с помощью ГМО. Это продукты, которые импортируются в Казахстан из Бразилии, США, КНР, Индии, и представляют собой ферментативные препараты, используемые для производства пива и этилового спирта.

«То есть при производстве пива и этилового спирта у нас используют ингредиенты, которые получены с помощью ГМО. Основанием для регистрации послужил протокол испытания, выданного лабораторией ТОО «Нутритест» Казахской академии питания», - сообщил Евгений Климов.

Вопрос применения генно-модифицированных организмов находится на стыке экологического, продовольственного права, защиты потребителей и охраны здоровья. Соответственно, разрозненная работа различных ведомств, работающих в направлении ГМО, приводит к коллизиям в законодательстве. В частности, в Казахстане определение данных видов организмов дается в трёх законах, причем, по мнению Евгения Климова, ни один из них не соответствует подписанному страной Картахенскому протоколу. Для создания системы, регулирующей вопросы безопасности генно-инженерной деятельности, предлагается создать национальный коррекционный центр ГМО.

Выступив от лица «Экофорума», объединившего 80 неправительственных организаций в области устойчивого развития, здоровья и охраны окружающей среды, Евгений Климов предлагает запретить импорт сельскохозяйственных культур, пищевых продуктов и продуктов, полученных с использованием ГМО.

На аргумент о том, что данные организмы культивируются из-за стремительного роста населения Земли, представители общественных организаций приводят данные, что из 7 млрд людей, живущих на планете, 1 миллиард людей голодает из-за нехватки средств на продукты питания, что имеет исключительно финансовую сторону.

Экологи предостерегают, что манипуляции с генами могут привести к изменению других признаков организма, что может проявиться спустя десятилетия. Сторонники ГМО ссылаются сейчас на крупномасштабные исследования 1700 работ, в которых подтверждена безопасность генно-модифицированных организмов.

«Мои коллеги провели полный, детальный анализ этого списка, была представлена научная публикация на форуме «Трансгенные растения» в России и выявлено, что авторы этой публикации убрали исследования, которые были долгосрочные, максимальный срок этих 1700 исследований составляет 90 дней. За это время можно выявить только острые токсические реакции, но долгосрочные выявить невозможно», - подытожил Евгений Климов. 

Hype news

ОПРОС
  1. Как Вам новый дизайн сайта?*
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
Наверх