Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, 0 ℃
  • Алматы, +4 ℃
  • Шымкент, +12 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   < 2020
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс


Что читать? Мозаика казахстанской литературы стала богаче | BaigeNews.kz 17 сентября, 2020, 18:35
3573

Что читать? Мозаика казахстанской литературы стала богаче

На каком этапе сейчас находится книжный рынок Казахстана, легко ли опубликоваться местным авторам, чего удалось и чего еще предстоит достичь?

В следующем году исполняется 30 лет со дня независимости Казахстана и эта юбилейная дата — хороший повод, чтобы подвести предварительные итоги, того, что удалось сделать за минувшие три десятилетия, узнать лучше людей, которые своим трудом и талантом делали наше общество лучше. Одним из признаков независимости государства является, конечно же, и независимость мышления его граждан, формирование своего голоса и взгляда на то, что происходит в стране и за ее пределами. За последние годы казахстанская литература стала более заметна и разнообразна, появляются новые авторы, нашумевшие книги, новые издательства.

Корреспондент Baigenews.kz поговорил с людьми, которые помогали и продолжают способствовать развитию казахстанской литературы и ее популяризации у читателей. Сейчас в Казахстане спрос на качественный местный книжный контент растет. Страна становиться все более самостоятельным интеллектуальным пространством, где сами казахстанцы пишут про то, что происходит в стране, а также смотрят на мир за ее пределами своими глазами. Герои статьи рассказали о том, на каком этапе сейчас находится книжный рынок Казахстана, легко ли опубликоваться местным авторам, чего удалось и чего еще предстоит достичь, чтобы современная казахстанская литература развивалась.

Жанров больше хороших и разных

Современная казахстанская литература выделяется своей пестротой — это мозаика, состоящая из элементов разных форм и цветов. Если на это посмотреть прозаически, то это видно и по цифрам, согласно которым наши авторы публиковаться стали гораздо больше, да и пишут о разном.

Заведующий отделом национальных проектов в сети магазинов "Меломан" Низами Мамедов отмечает, что доля казахстанских книг у них в ассортименте растет.

"Если брать в процентном соотношении, то доля казахстанских книг увеличилась за последние три года почти в 10 раз. Из всего книжного ассортимента у нас казахстанская литература занимает порядка 30 процентов книг. Это победа и большой успех, потому что раньше ее процентная доля была не более 5-7 процентов. И сейчас это достаточно большая категория. Кроме того, важно заметить, что из всего ассортимента казахстанских книг 80 процентов — это издания на казахском языке. Это и деловая литература, и публицистика, и художественная литература. И они достаточно успешно продаются", — делится представитель книжной сети.

По словам спикера, сейчас в современной казахстанской литературе представлены практически все жанры. Очень много авторов, которые известны в своих сферах — артисты, историки, блогеры, журналисты, психологи. Они пишут о своем взгляде на мир — это так называемая публицистика.

"В наших магазинах есть большие выкладки такой казахстанской литературы. Ее достаточно много сейчас, авторы делятся своим опытом, своим взглядом и отношением к тому, чем они занимаются, и с этим они делятся достаточно охотно. В последнее время интерес к таким книгам растет", — резюмирует Низами Мамедов.

Представитель книжной сети отмечает, что за последние несколько лет они наблюдали и не просто наблюдали, а способствовали тому, чтобы ассортимент казахстанских книг занял достойное место во всем ассортименте книг.

"Лет пять назад этого, к сожалению, не удавалось сделать, потому что на тот момент казахстанских книг было очень мало, было мало авторов, которых можно было издать. То есть, люди не задумывались о том, как их книга может выглядеть на полке магазина, может ли она заинтересовать с первого взгляда", — вспоминает эксперт.

Такие сложности послужили поводом для создания своего издательства под названием Meloman Publishing.

"Мы создавали наше издательство для того, чтобы поставить на полки наших магазинов качественный контент, который наше издательство помогает казахстанским авторам издавать и доносить свои книги в хорошем качестве, в красивых упаковках. Благодаря этому нам удалось пополнить качественный и интересный ассортимент казахстанских книг", — делится представитель книжного магазина.

Теперь перейдем от общего к частному и посмотрим на конкретные истории трех успешных казахстанских авторов, каждый из которых проявил свой талант в разных жанрах. У каждого из них тематика книг тесно связанна с их жизненными и профессиональными особенностями биографии. Они не просто написали книги на отвлеченные темы — тексты отражают их индивидуальность и прожитый опыт. Каждый из этих авторов — отдельный голос в мозаике казахстанской литературы, который делает ее не только более пестрой, но и сложной.

Особенности казахстанской перспективы

Политическая аналитика — один из самых заметных жанров в отечественной литературе сегодняшнего дня. За последние годы видно, как казахстанские политологи экспериментируют с темами и пытаются расширять диапазон вопросов, про которые пишут книги, выходящие за границы только внутренней политики. Так политолог Ерлан Карин недавно опубликовал книгу "Между ИГИЛ и Аль-Каидой" в соавторстве с американским экспертом о центрально-азиатских боевиках в сирийской войне. Еще один пример — книга его коллеги Аскара Нурши про Россию. Мы поговорили c ним, чтобы увидеть, в чем эксперт видит специфику казахстанского анализа политики бывшей метрополии Советского Союза — России.


Аскар Нурша — авторитетный политолог, уже многие годы исследующий политические процессы нашего региона. Он опубликовал свою книгу с говорящим названием "Путинская Россия: Геополитический реванш или агрессивная оборона?" в 2018 году. Эта книга — подробный анализ политических процессов столь важного для Казахстана соседа глазами казахстанского эксперта.

На вопрос, почему он решил написать книгу именно про Россию, политолог ответил, что после нескольких лет специализации на постсоветском пространстве, стало понятно, что такая большая тема, как политика России, нуждается не только в нескольких докладах, но заслуживает отдельной книги, которая бы суммировала выводы, сделанные им ранее.

"Когда ты анализируешь внутреннюю политику отдельных постсоветских стран, то понимаешь, что без участия России, сложно описать какой-либо процесс в регионе. Все постсоветские страны так или иначе апеллируют России: либо отрицают в своем развитии, отталкиваются, либо в каких-то вопросах настолько нуждаются в ней, что вступают в различные союзы и объединения. Поэтому возникла задача попробовать охватить политику России, как внутреннюю, так и внешнюю", — поясняет выбор темы для своей книги Аскар Нурша.

При этом, политолог замечает, что в Казахстане достаточно легко можно приобрести книгу, написанную российскими авторами. Недостатка в оценках того, что происходит на постсоветском пространстве, того, что происходит в России глазами россиян, нет. Поэтому автор решил изначально написать работу, в которой будет содержаться оценка ситуации из Казахстана. Основной задачей для автора было создать казахстанское содержание, местный контент.

"Фокус в анализе серьезно меняется, когда пишешь из Казахстана, ведь во многих процессах, Казахстан, даже если и вовлечен, остается нейтральной стороной, которая очень часто пытается брать на себя роль медиатора. Казахстан не является стороной конфликта. Он не является стороной в украинском конфликте или в каком-либо из конфликтов на северном Кавказе. И поэтому, я думаю, фокус из Казахстана в ряде случаев даже более объективен, чем фокус из стран, которые являются сторонами того или иного конфликта", — объясняет важность казахстанской перспективы Аскар Нурша.

Ему также интересно анализировать Россию как одного из глобальных игроков, который взаимодействует — где-то конкурирует, где-то соперничает, где-то противостоит — например, Западу. И здесь, согласно политологу, нам стоит обратить внимание на разные "треугольники" — это треугольники Россия – Запад – Центральная Азия, Россия – Китай – Центральная Азия, Россия – США – Европа. Все это важно понимать Казахстану, с учетом того, что мы тоже пытаемся быть активными участниками международных отношений. Ведь всё это в какой-то степени оказывает влияние на нас и на те процессы, которые развиваются в Казахстане, уверен политолог.

Какие-то книги доходят только до библиотеки

Чувствительной темой для казахстанских авторов остается вопрос публикации и распространения своих книг. Видно, что и Аскара Нуршу эта тема заботила еще с самого начала работы над книгой. Он говорит, что понимает, его книга — это профессиональная литература и у нее круг читателей не может быть таким широким, как у художественного романа, например, или как у детектива. Для профессиональной литературы тут есть свои сложности.

Если автор хочет, чтобы книга хорошо продавалась, он должен думать о том, как сделать ее наиболее коммерчески успешной, уверен Аскар Нурша.

"В связи с этим я учел опыт моих коллег за предыдущие лет двадцать. Как правило, люди из научного или экспертного мира публикуют книгу небольшим тиражом — 200-300 экземпляров. Эти книги бывают очень интересными. Однако они зачастую распространяются среди знакомых, родственников, друзей, коллег самого автора. Какие-то из них доходят до библиотеки и все. И массовый читатель о многих казахстанских книгах просто не узнает. И поэтому, учитывая этот опыт, я решил идти по другому пути: я изначально писал книгу с расчетом на то, чтобы она стояла на полках книжного магазина. Это было стратегией с первого дня. И на всех этапах я это имел в виду. И в переговорах с различными партнерами акцентировал внимание именно на этом. Поэтому выбор обложки, названия, фотографии имел под собой коммерческий аспект", — делиться своей стратегией публикации политолог.

Тем не менее, по наблюдениям Аскара Нуршы, авторов и книг меньше не стало и есть такое ощущение, что их становится больше.

"Из тех, кто выделяется — мне нравятся исторические книги Радика Темиргалиева. Я также слежу за работами историка Султана Акимбекова. С удовольствием покупаю книги политолога Досыма Сатпаева. У меня на полке лежит книга Андрея Чеботарева "Политическая мысль Казахстана". Я также читаю книги Зиры Наурзбаевой по культуре казахского народа".

В то же время, по мнению политолога, есть целый цикл книг, которые очень важны — это переводные книги, которые издаются на казахском языке в рамках "Рухани Жангыру".

"…Это учебники зарубежных авторов. И поскольку я два года до этого работал в университете, я помню, что ко мне приходили преподаватели и хвалили эти книги", — добавляет Аскар Нурша.

Но, наряду с этим, возросли расходы на написание книг и на издание, и поэтому многих авторов это останавливает. Сама издательская деятельность становится дороже.

"И здесь возникает практический вопрос. Как мне сказал один хороший знакомый: "Знаете, я тоже хочу написать книгу, но кто будет кормить мою семью, пока я буду это делать. Кто будет платить автору деньги, чтобы он издал свою книгу?". То есть, получается это должен быть либо меценат, либо это должны быть издательства, которые заказывают книгу", — говорит политолог.

Поэтому в Казахстане должен появиться целый класс типографий, книжных домов, считает Нурша, которые работают с авторами именно по законам бизнеса.

"Я знаю, что "Меломан", например, в последние годы, если видит, что книга раскупается, то за первый тираж автор платит сам, но второй тираж эта сеть магазинов может допечатать за свои средства, и потом продавать у себя. У них такая практика была. Я думаю, что нужно, чтобы в Казахстане появилось несколько таких сетей книжных магазинов, которые будут друг с другом конкурировать и которые потом будут привлекать авторов и платить им с расчетом, что их книги придут к кассовому успеху у читателей и они на этом заработают", — уверен Аскар Нурша.

Если брать в целом казахстанский книжный рынок, политолог выделяет двух человек. Большой вклад, по его мнению, вносит Досым Сатпаев, который издал несколько популярных книг, написанных режиссером Ермеком Турсуновым, журналистом Вадимом Борейко, исследователем Сарой Камерон про голод в Казахстане 30-х годов прошлого века. Эти книги хорошо продаются именно благодаря личности самого Досыма Сатпаева, считает политолог, потому что он привлекает к ним внимание, его знает публика. И второй такой человек — это Бахытжан Бухарбаев, известный блогер, которые сейчас занимается и издательской деятельностью и публикует книги про бизнес и различные общественные темы.

Нефть как повод для творчества

От казахстанской перспективы вовне перейдем к внутреннему контенту. Здесь выделяются голоса тех, кто пишет о людях в тех сферах, о которых раньше казахстанцы читали мало. Мы часто слышим про нефть, нефтяной бизнес, когда речь заходит о казахстанской экономике и политике. Но что мы знаем о людях, которые там работают? Насколько работа в "нефтянке" отличается от работы в других сферах? Для погружения в эту тему нужен человек изнутри.

Орал Арукенова — это весьма необычный пример такого писателя. 15 лет она работала в международных компаниях, добралась до руководящих постов, а потом решила все бросить ради творчества и написала про людей из "нефтянки" художественную книгу. Ее книга "Правила нефтянки" вышла два года назад и стала лауреатом литературной премии "Алтын калам" в категории "Литературный дебют года".


Рассказывая о том, почему так резко поменяла свою профессию, Арукенова заметила, что о выборе она не пожалела и, что именно сейчас чувствует себя на своем месте.

"У нас же у всех есть какие-то цели или желания, которые мы откладываем — вот подойдет момент, и я начну этим заниматься. И где-то, в какой-то момент, набралось очень много дел, которые хотелось сделать, но я не могла их делать, потому что я работала. И к тому же работа перестала приносить удовлетворение. Вроде бы все хорошо и деньги хорошие, и я уже эксперт в своей профессии, я сижу в красивом кабинете, даю только консультации. Но было такое чувство, что что-то проходит мимо. Что-то я не успеваю сделать. И в том момент как раз на работе получилось так, что я была не согласна с политикой компании и, поскольку я работала в закупках, руководила тендерами, я выстроила такую систему, которая не позволяла никакой коррупции. Это многим не нравилось, это многих нервировало. Как обычно, меня подставляли, проводили всякие проверки. В общем, была такая ситуация, вкупе с тем, что мне все это уже надоело. И я просто ушла. Подумала, возьму полгода. Буду заниматься тем, чем я давно уже хотела заняться. Поменять среду общения, подумать, чего я хочу. И в тот момент я ушла", — вспоминает Орал Арукенова ситуацию, когда решила закончить свою карьеру в отрасли по добыче "черного золота".

После этого начался период поиска себя, учебы, пробы пера. Свою тему женщина нашла не сразу, хотя, казалось бы, выбор был очевиден.

Чтобы набраться опыта, Арукенова поступила в Открытую литературную школу Алматы (ОЛША) — хорошо известное место для людей пишущих. На одном из мастер-классов в этой школе, посвященной поэзии, была поднята и тема нефтянки: они рассматривали поэму иранского поэта Ашрафа Файяда "Инструкции прилагаются" — как раз про нефтянку и про нефть.

"И когда мы начали ее рассматривать, меня как-то прорвало. Я почувствовала, что я понимаю, о чем идет речь, потому что мне было это знакомо. И я написала первый свой рассказ про эту тему. Причем, я написала его за полчаса на каком-то таком вдохновении. И всем понравилось. Тогда я впервые узнала, что это интересно людям. Раньше я как думала: когда я работаю в нефтянке, вы работаете в нефтянке, то нам кажется, что это никому не интересно. Нам кажется, что все это знают. Но многие, кто там не работал, не знают изнутри этот бизнес. И на этом мастер-классе мне сказали: "Вы должны про это написать, потому что это интересно!" А поскольку я уже набила руку на том, чтобы писать, я подумала: "Почему бы не написать?" Как говорили мои коллеги — почему бы не познакомить людей с нутром этой сферы, которая зачастую остается закрытой для посторонних?" — рассказывает писательница.

Орал Арукенова вспоминает, что к тому же для нее последние годы работы в международной компании был травматическим опытом.

"Хотелось делать как-то по-своему, вроде ты менеджер, вроде ты руководишь, а они очень часто вмешиваются в твою работу, какие-то органы. И ты видишь, что делается что-то неправильно. И все это осталось как травма. А писательство — это хороший выход, чтобы вот это все выписать. Я решила познакомить людей с нутром не только нефтянки, ведь я работала и в горнорудной отрасли, работала также и в компании Phillip Morris — это такая транснациональная корпорация. При чем я работала как за границей, в Германии, так и в Казахстане. И конечно, эти все сюжеты, они все один к одному. Вот поэтому это был для меня хороший случай, чтобы все выплеснуть и написать", — добавляет свои личные мотивы для писательства Арукенова.

Какие авторы — казахскоязычные и русскоязычные — хороши

Издательство Орал Арукенова сама не находила, помогла писательская солидарность. Известный писатель Юрий Серебрянский, на чьем мастер-классе она участвовала, предложил опубликовать ее рассказ в Esquire, где он был тогда главным редактором. Так на страницах популярного издания появился ее рассказ "Прецедент", который позже вошел и в книгу "Правила нефтянки".

"Потом он же ко мне обратился и сказал, если я дописала книгу, он может отправить ее в одно издательство, можно ли ему отправить. Я сказала, конечно, потому что не знала, куда отправлять. Так, с его легкой руки, рукопись была отправлена в "Меломан", и была опубликована в 2018 году", — делится автор.

Для человека, который пришел в литературу достаточно поздно, быть в писательской среде очень важно, уверена Орал Арукенова. Такой средой для нее вначале писательства стала ОЛША, но через какое-то время она поняла, что общение только с одним кругом авторов ограничивает писательскую компетенцию, ведь любое сообщество варится в своем собственном соку. Сейчас она нашла и другую среду среди казахскоязычных писателей.

"Поскольку я учусь в докторантуре по литературоведению, у меня более широкий сейчас круг общения среди как литературоведов, так и писателей. Сейчас я также состою в разных группах, чуть ли не в десяти, каких-то сообществах писателей — казахскоязычных, русскоязычных, литературоведов. То есть, я расширила свою социальную среду, это помогает и вдохновляет", — рассказывает писательница.

То, как Орал Арукенова увлечена своим делом видно и по тому, с каким энтузиазмом она рассказывает о других писателях. Видно, что она ищет именно таких авторов, которые пишут современным языком и не отстают от мировой литературы. Она перечисляет имена казахстанских писателей и мелькают абсолютно разные темы, жанры, страны. Иногда отвлекается, смотрит на бумажку, где набросала список авторов: "Чтобы не забыть никого", — смеется Арукенова.

Писательница начинает с казахскоязычных авторов: "Я думаю, что среди них появилось больше писателей, они стали больше писать про актуальные темы, но если говорить про какие-то знаковые вещи, то это тот же Толен Абдик со своим романом "Парасат майданы", на русском "Разума пылающая война". Это очень постмодернистская, продвинутая книга. Дидар Амантай в последнее время пишет постмодернистскую прозу, особенно впечатляют его тексты в романе "Книги и цветы". Я считаю, что это шедевр. Аягуль Мантаева — очень хорошая писательница. Примечателен и Есболат Айдабосын — журналист и казахскоязычный писатель. Из поэтов отмечу также Ардака Нургазы — очень хороший писатель. Сейчас ко мне обратился Ырысбек Дабей, он написал свой роман в 2019 году — "Коныз", роман о событиях в Жанаозене в 2011 году, он попросил мне его перевести. Мне очень понравилась эта работа и я согласилась ее переводить. Вот это казахскоязычные писатели, которых бы я рекомендовала".

Потом переходит к русскоязычным.

"Может это и субъективно, но мой любимый писатель — Илья Одегов. Я считаю, что он очень хорошо пишет. Он в высшей степени профессионал. Из поэтов я бы посоветовала Ануара Дуйсенбинова. Очень хороший поэт. И я была очень удивлена, обучаясь в докторантуре и посещая различные международные конференции, когда заметила, что его поэзию читают и исследуют литературоведы за границей. Это говорит о том, что в Казахстане есть авторы, которые не только интересны, но и находятся и пишут на том же современном уровне, что и авторы американские, европейские. Когда я говорю, что они современные, я имею в виду, что они не отстали и не пишут ту же классику, они не подражают Пушкину или Абаю. Поэзия казахскоязычная, к сожалению, такая. Авторы мало знают западную литературу, веяния, тенденции. А вот Ануар Дуйсенбинов — он именно современный поэт. Яркой и современной является и Айгерим Тажи, ее книга "Тонкая кожа" вышла в Америке, например. Она продается сейчас в Казахстане. Данияр Сугралинов — тоже хороший прозаик. Он сейчас пишет в направлении LitRPG — это такая субкультура компьютерных игр. Очень популярен, живет в Штатах и пишет много книг на эту тематику. Я его очень даже рекомендую. Особенно молодежи. Это хорошая литература, хорошо написанные книги, разные жанры", — с улыбкой говорит Орал Арукенова.

Эстетика казахской культуры. Понять более глубинные вещи

Книга с поэтическим названием "Вечное небо казахов" культуролога Зиры Наурзбаевой была опубликована в 2013 году и сразу же стала национальным бестселлером. Казалось бы, узкоспециальная академическая тема о мифах в казахской культуре стала вдруг интересна широкой аудитории.

"Все началось с моей кандидатской диссертации "Мифоритуальные основания казахской культуры". Мой оппонент написал большой десятистраничный отзыв, и в конце отметил, что рекомендует эту работу для издания в стране и за рубежом. Это был 1995 год, тогда трудно было представить, что это возможно. Но мне всегда хотелось опубликовать книгу об этой теме, и я в течении двадцати с лишним лет пыталась это сделать. Возникали какие-то варианты, потом эти варианты исчезали. И, наконец, в 2013 году со мной связалась предпринимательница Нургуль Ертаева и предложила проспонсировать издание", — вспоминает историю своей книги Зира Наурзбаева.


На вопрос, почему, по ее мнению, книга стала так известна, писательница отвечает, что до сих пор не до конца понимает, с чем связан этот успех. Однако понимает, что это произошло отчасти и потому, что к теме казахской культуры есть большой интерес и спрос у читателей.

"Наше поколение росло с ощущением, то есть, нас так воспитывали, что вся наша казахская история ничего не стоит, что культуры у нас фактически не было. Одно время казахи даже не могли использовать такие слова, как "эстетика" или "культура". В начале 1970-х выходил сборник "Эстетика кочевья", написанный коллективом молодых авторов во главе с Муратом Ауэзовым. И потом весь этот тираж изъяли из магазинов, потому что с точки зрения советской идеологии у кочевья не может быть эстетики", — вспоминает культуролог.

Подобные проблемы колониального прошлого есть и в биографии самого автора. Утрата казахского языка как основного языка общения стало для Наурзбаевой и отдалением от своей культуры.

"До трех лет я была абсолютно казахскоязычным ребенком. Но в результате того, что я получала образование на русском и весь круг общения русскоязычный, у меня казахский постепенно сошел только на бытовой уровень. И именно потребность что-то осознать, заставило меня исследовать тему казахских мифов. Я начала читать эпосы, в разных вариантах на казахском языке. И помню, что со словарем сидела, ходила к нашей соседке, которая была преподавателем казахского языка. И сейчас у меня осталась книга, которую я для бабушки своей купила когда-то, чтобы ей читать — "Пять веков казахской поэзии". Я там подчеркивала слова, которые я не знаю, и почти все слова там были подчеркнуты. Сейчас, когда я эту книгу открываю, я даже удивляюсь: "Оказывается, я не знала этого слова". Так что, вот такой путь я прошла и поэтому пути дальше иду, углубляюсь в казахский язык, в казахскую культуру", — делится писательница своими личными мотивами изучения казахской культуры.

После такого сложного периода у казахов, считает Зира Наурзбаева, образовалась лакуна, потребность понять, как жили наши предки в степи, как они ощущали этот мир. Сейчас выходит много популярной этнографической литературы об обычаях, но как отмечает автор: "Я рассчитываю на тех людей, которым недостаточно сказать, что мужчины сидели справа от төр, а женщины — слева, и что во время шилдеханы совершались такие-то обряды. А рассчитываю на тех, кто хочет понять более глубинные вещи. Вот такие читатели, видимо, все же пришли".

В 2017 году Зира Наурзбаева опубликовала концептуально интересную книгу "Четыре облака", состоящую из историй про казахских исторических деятелей. Идея книги принадлежала Фонду Ерлана Татишева. Это фонд, который поддерживает детей из малообеспеченных семей и дает им возможность получить хорошее образование в казахстанских вузах, таких как КИМЭП, КБТУ. Но потом, как выражается Зира, эти дети говорят: "А что в этой стране делать?".

"У многих из этой молодежи цель — уехать за границу. А ведь смысл этих грантов в том, чтобы они здесь оставались, работали на развитие Казахстана. И поэтому Фонд Татишева искал человека, который мог бы написать книгу, которая вдохновляла бы молодежь, чтобы она говорила, что все не так бессмысленно в нашей стране, что можно что-то сделать. Они вышли на меня. Заказчики хотели выпустить книгу про истории реальных людей из казахской истории. Но поскольку я культуролог, я не стала делать чисто историческое повествование, а старалась показать, как разные личности сформировались в лоне казахской культуры, как это им позволило реализоваться и стать историческими деятелями", — рассказывают про свой подход Зира Наурзбаева.

Из историй написания двух этих книг Наурзбаевой видно, что автор не просто нейтральный исследователь казахской культуры. Она пытается соединить опыт из прошлого с современностью. Для нее идентичность — это и активное и, зачастую, субъективное познавание своей культуры. И это делает ее авторский голос особенным и актуальным для отечественной современной литературы.

Восемь лет тщетных усилий и новые издательские тренды

Что касается публикации своих работ, как и Аскар Нурша, Зира Наурзбаева с сожалением признает, что опубликовать книгу в стране по-прежнему достаточно сложно. Конечно, если есть деньги, издать можно, но потом автор сам должен либо продавать, либо раздавать свою книгу.

"Например, для нашей детской книги "В поисках Золотой чаши. Приключения Бату и его друзей", которую я написала в соавторстве с Лилей Калаус, мы восемь лет искали возможность ее издать. Мы ходили во все наши издательства, особенно те, которые выпускают детскую литературу. Я относила книгу и в виде рукописи, синопсисов, проектов. Искала возможность получить какой-нибудь грант. Мы участвовали во всех детских литературных конкурсах. В общем, в течении целых восьми лет у нас никакой возможности опубликоваться не было. Сначала-то, когда писали эту книгу, мы планировали, что вот мы ее издадим, и потом каждый год будем выпускать продолжение. А получилось целых восемь лет тщетных усилий. Пока, наконец, не нашелся частный спонсор Гульнар Досаева, которая предложила оплатить издание нашей книги", — делится своим опытом автор.

Теперь у этого проекта появилось будущее. В 2019 году вышло продолжение книги под названием "Приключения Бату и его друзей в стране Барсакелмес". Сейчас авторы пишут третью книгу. Это редкий случай для Казахстана — детский приключенческий цикл книг с едиными, сквозными героями. Еще один пример разнообразия в нашей литературе.

Зира Наурзбаева обращает внимание на то, что за последние пару лет начинают появляться и новые издательства. Сейчас, например, есть такое издательство, как Steppe & World Publishing. Руководитель этого издательства Раиса Кадер — казашка из Монголии, которая большую часть жизни жила в разных странах за границей, получила образование в Лондоне. В этом издательстве уже перевели два тома Гарри Поттера на казахский язык. На подходе третий том. Причем, у них принцип — переводить только с языка оригинала. И это очень хорошие переводы, очень качественная полиграфия. Еще у них на днях вышла на казахском книга "Чарли и шоколадная фабрика". Сейчас для них основная цель — перевести мировые бестселлеры и издать на казахском языке.

Зира Наурзбаева также отмечает, что молодые люди включаются в издательское дело и пытаются реализовать свои проекты. Поэтому, возможно, сейчас будет легче с процессом публикации казахстанских книг.

Источник фото: almau.edu.kz, voxpopuli.kz, ocabookforum.com

not findimage
Наверх